06:00
  • Пн, Вт, Ср, Чт, Пт

Настроение. Информационно-познавательный канал

Мансур Гилязитдинов. Врачеватель зрительского "Настроения"

Мансура Гилязитдинова можно смело назвать медицинским экспертом в области человеческого настроения. А всё потому, что в эфире утреннего канала "Настроение" на "ТВ Центре" он рассказывает зрителям о главных трендах здорового образа жизни в оригинальной развлекательной форме. О том, как на его жизнь повлияли две кругосветные экспедиции, кто такой доктор Неболит, и в чём секрет успеха одного из лучших медицинских обозревателей российского телевидения, Мансур Гилязитдинов рассказал в специальном интервью.

Кто такой "доктор Неболит"?

– На обложке вашей книги написано, что вы – основатель стиля "популярная развлекательная медицина". В чём главная особенность этого стиля? И как вообще медицина может быть развлекательной?

– Впервые этот стиль и проект в его рамках под названием "Домашний доктор" был запущен на ижевском телевидении в 1995 году. Основу программы составляли чисто практические советы, которые преподносились очень весело, интересно и позитивно. Главной задачей была профилактика, а программа была ориентирована на тех людей, которые ещё не больны и занимаются своим здоровьем. Мы создавали миниатюры, главными героями которых были врач и незадачливая пара – юноша, который попадает постоянно в какие-то ситуации, и девушка, которая оказывает ему первую медицинскую помощь. Всё это было в игровой форме, постановочно, весело. Именно с этим телевизионным проектом я был номинирован в 1998 году на ТЭФИ в номинации "Лучший ведущий развлекательных программ".

Когда я засветился таким образом, телеканал "ТВ Центр" пригласил меня на работу в Москву. К тому времени я уже успел получить второе высшее образование как режиссёр документального и художественного кино. Для телевидения я был уникальным специалистом: мог заниматься медициной, режиссурой, вести программы и писать сценарии. Я проработал в программе "21 кабинет" на "ТВ Центре" два года, сделал больше ста выпусков. Потом появилась возможность перейти на утренний канал "Настроение" и стать автором своей собственной рубрики. Доктор Неболит, который замышлялся в Ижевске, а реализовался в Москве, – это эксцентричный врач, который пытается весело, просто и доходчиво рассказать людям о проблемах, которые их беспокоят. Никто до этого на федеральном канале так не делал. Более того, с юмором про медицину никто не рассказывает до сих пор. Вот именно это и лежит в основе стиля "популярная развлекательная медицина".

– Книга "Советы от Доктора Неболита" – это своеобразный итог вашей медицинской телевизионной деятельности?

– Можно сказать и так. Эта книга – подарок не только тем, кто интересуется вопросами здоровья, но и журналистам, которые пишут на медицинскую тему. Её можно просто брать, ставить, экранизировать, дополнять. Кстати, читая материалы в газетах, я уже ощущаю её влияние. Материал написан по сценариям программ, когда я более шести лет приходил как доктор и эксперт в студию, и общался с нашими ведущими. Это было взято за основу, а в дальнейшем придумали весёлых персонажей – марсиан. Дело в том, что наши граждане окончательно запутались в совершенно противоречивой информации, касающейся их здоровья. Многие – фактически марсиане, поскольку, подобно настоящим инопланетянам, не могут определить точку, где заканчивается реальность в вопросах здоровья и начинается вымысел. Многие темы, о которых мы начали говорить, поднимаются впервые. Например, мы первые начали критиковать поливитамины. Мы назвали это аферой века, когда никто об этом ещё не говорил. А сейчас, оказывается, так и есть, это признано. Мы первыми поставили под сомнение сам термин "чистка шлаков", лечение гипердозами витамина С, досталось и БАДам. Сейчас предостерегаем рьяных спортсменов-любителей от чрезмерного увлечения кроссами и самой, пожалуй, разрушительной для организма методикой тренировки – кроссфита…

– Продолжение книги будет?

– Вторая книга сейчас готовится. В первой части у нас два персонажа – капитан Эник и штурман Бэник. Они прилетели на Землю и ничего не понимают ни в устройстве жизни на Земле, ни принципах функционирования человеческого организма. В первой книге мы отвечаем на самые простые вопросы.

Во втором издании предполагается, что они прожили год на Земле, один из них переквалифицировался в тренера личностного роста, второй стал диетологом. Очень многие земляне так и поступают – востребовано и очень материально выгодно. Даже если знания поверхностные. И вот на этом продолжается наше общение с марсианами. В книге мы затронем интересные темы, которых не касались в первом выпуске. Их очень много, например, оказание первой медицинской помощи.

"Моё детство прошло в морге…"

– Вы родились во Владивостоке, в семье врачей. Ваша профессия была предопределена или были варианты?

– Скорее всего, предопределена. Я с младых ногтей обитал на медицинском факультете Дальневосточного университета, где папа начинал писать кандидатскую диссертацию. Сейчас это уже институт. Я был на экзаменах по анатомии, среди студентов и учебных пособий. Мама тоже врач, поэтому всё это было для меня обычным делом.

– Какое оно – детство ребёнка, у которого родители – врачи-патологоанатомы?

– Моё детство прошло в морге. Но работа патологоанатома – это не только вскрытие, это высокоинтеллектуальная работа патоморфолога. Мои родители были специалистами высочайшего класса, которые определяли злокачественная опухоль или нет. То есть человек лежит на операционном столе, у него берут биопсию, такой кусочек ткани, приносят в лабораторию, и пока больной под наркозом, они, изучая клетки под микроскопом, должны поставить ему диагноз, от которого будет зависеть его жизнь. Времени на всё – не больше 10 минут…

Сам я работать начал в 8 классе – санитаром бюро судебно-медицинской экспертизы. И поскольку готовился поступать в медицинский институт, мне всё это было интересно.

– По ту сторону экрана вы себя совсем не представляли?

– Даже мысли такой не было! Я хотел стать моряком, потому что у меня папа – бывший офицер, подводник, он принимал участие в качестве судового врача в корейской войне. Когда он был в очередном отпуске, его подлодка ушла с подменным врачом и больше уже не вернулась, исчезла. Отец, видимо, сделал правильные выводы из этого и вскоре демобилизовался.

– Эта история с вашим отцом повлияла на то, что вы сами в будущем стали судовым врачом?

– Конечно. Но я стал судовым врачом ещё и потому, что в этом была романтика. Было огромное количество рассказов о походах в Японию, Америку. Я хотел поступить в Нахимовское училище, чтобы потом стать штурманом, командиром корабля. Но произошло недоразумение: после 8 класса я отправил документы в Нахимовское училище, которое находится в Ленинграде. Туда можно было приехать, только если тебе поступит вызов. А мой вызов затерялся на почте и пришёл, когда уже было поздно – я ушёл в 9 класс. Отец предложил попробовать через медицинский институт – стать врачом, получить профессию, чтобы и на берегу, и в море можно было работать. В конечном итоге так оно и произошло.

"Море – это состояние души…"

– Вы были активным студентом?

– Я поступил в Ижевский государственный медицинский институт и сразу же организовал студенческий театр эстрадных миниатюр, который назывался "Ризориус" (от названия мышцы смеха). Я был там ведущим актёром и режиссёром-постановщиком на протяжении почти десяти лет. Окончив институт, по распределению мне предложили должность врача-терапевта в исправительно-трудовой колонии общего режима. Несмотря на прибавку к зарплате, я понял, что моей творческой натуре здесь не место. Начал настоятельно проситься "на волю". Руководство пошло навстречу и мне предложили должность врача детских дошкольных учреждений. Поскольку я окончил Лечебный факультет и имел право работать практически по любой врачебной специальности, я согласился и проработал детским врачом три года. Там я также был инструктором по плаванию и преподавателем аэробики у воспитательниц. Отработав положенный срок, я отправился в Новороссийск в судовой отдел, где поступил на должность судового врача загранплавания.

– Две кругосветные экспедиции. Это, как минимум, книга…

– Я недавно открыл для себя Чарльза Дарвина, который в молодости, будучи исследователем, отправился в кругосветное путешествие из Англии на корабле "Бигль". И этот же маршрут я повторил примерно через 160 лет. Тогда я не мог понять, почему те или иные природные явления происходят. А в этой книжке я нахожу им объяснение спустя столько времени. Например, когда мы шли вниз по Атлантическому океану в районе Островов Зелёного Мыса, однажды, выйдя на палубу, обнаружили, что всё засыпано какой-то вязкой тонкой пылью, похожей на рыжий пепел. Предположили, что это пепел после извержения какого-то островного вулкана. Дарвин объясняет, что оказывается, на африканском берегу находятся огромные залежи панцирей моллюсков, и когда поднялось дно, они превратились в пыль. Ветер сдувает всё это в океан, и вода на многие сотни миль стоит в такой вот дымке из порошка, образованного этими самыми ракушками. Откуда бы мы об этом могли знать? Спасибо Дарвину, через 160 лет объяснил, что и как.

– Какие обязанности у судового врача на корабле?

– Судовой врач со стороны экипажа считается главным бездельником. Он сидит в своей амбулатории, где есть всё на свете – операционная с полным комплектом инструментария для полостных операций, аптека, бормашина, рентгеновский аппарат, микроскоп, прибор для определения группы крови и так далее. Любое обращение в иностранный порт – это огромные деньги, а здесь специально обученный человек может оказать любую помощь. Судовой врач – это прообраз врача общей практики, который сейчас вводится в поликлинике. Это очень серьёзная подготовка, и прежде, чем прийти на работу в судовой отдел, ты проходишь стажировку примерно полгода по всем основным специальностям.

Когда в Ушуайе – это самый южный город мира, находится на территории Аргентины – мы несколько дней совершали совместное плавание с экипажем известного французского путешественника Жан-Луи Этьена, поняли, что наша амбулатория была укомплектована гораздо лучше. Я даже некоторые медикаменты, антибиотики им передавал. В качестве благодарности он подарил мне большой плакат с автографом и мужскую туалетную воду. У меня до сих пор есть этот флакон, я его берегу. На самом деле, на корабле все достаточно сильные, здоровые люди, но когда на борту человек, который может оказать помощь, всегда спокойнее.

– Были какие-то забавные случаи?

– Как-то капитану в Перу подарили поросёнка. Судно может по полгода находится в автономном плавании, поэтому мы берём очень много продуктов, ну и агенты "подложили кэпу свинью". Ради прикола. Явился он нам уже в открытом океане, выскочил из провизионки. Ну, куда его девать-то? Поросёнка воспитывала собака, которая тоже жила на судне. И свин через месяц стал вести себя как собака: сидел, как собака, даже вилял хвостиком, рычал, потом начал прыгать таким же образом. Капитан сказал, мол, поросёнок угрожает безопасности мореходства, его нужно кастрировать. Надо так надо. Я помню, у меня в судовом журнале запись была на 14 августа: "1. Убрать боцману липому. 2. Старшему помощнику капитана убрать фурункул. 3. Кастрировать поросёнка. P.S. Не перепутать!"

– В каких портах вам удалось поработать?

– Я был флагманским врачом в Санта-Крус-де-Тенерифе (это Канарские острова), в Дакаре (Сенегал), в Буэнос-Айресе и в Ушуайе в Аргентине. Попасть на Канары в 80-х годах в советское время было вообще нереально, я провёл там 9 месяцев.

– Сейчас бы поехали ещё раз?

– Да, более того, я рассматриваю такие варианты. У меня есть план – совершить переход на яхте через Атлантический океан. Именно в качестве судового врача. Море мне иногда снится. Море – это состояние души, это борьба с обстоятельствами, а они бывают разные – люди погибают, падают за борт. Многие ведь думают, что упал за борт и лежишь на волнах, как на курорте под Геленджиком. А средняя температура в высоких широтах – пять градусов, при ней в солёной воде человек может находиться максимум 10 минут, потом наступает холодовой шок, как в "Титанике". Всё это я на себе проверил. И остался жив.

– Как получилось, что судовой доктор стал "Домашним доктором" на телевидении?

– В одном из рейсов капитан предложил мне попробовать себя рулевым. Представьте, ты стоишь на вахте, перед тобой океан, ночь ты не спишь, думаешь, как сложится жизнь. Вот там-то мне и пришла идея. Поскольку страна начинала разваливаться, не было нормального снабжения, появились маленькие частные конторы, в море работать было уже опасно. Стоя на вахте, я задумался: а что у меня получается лучше всего? Ответ был очевиден – лечить и развлекать. Но как бы мне объединить эти два занятия? Пять лет в море – срок достаточный, чтобы почувствовать себя моряком. Дальше есть опасность перестать жить сейчас. Я подумал, что так жизнь и промелькнёт в созерцании. Решил – море будет моим фундаментом, но надо строить следующий этаж. Вернулся на берег. Попробовал себя в бизнесе, потом работал два года переводчиком на Ближнем Востоке, и всё это время параллельно не терял связи с родным театром и телевидением. Когда образовывался новый телеканал в Ижевске, мне предложили попробовать себя ведущим.

"Двадцать лет службы на "ТВ Центре"

– Ваше телевизионное имя – доктор Неболит вы сами придумали? Это аналогия с доктором Айболитом?

– Давным-давно, когда первая рубрика уже вышла, в одном интервью я сказал, что доктор Неболит – это внук доктора Айболита. Только тот был ветеринар, а этот людей лечит. Это было на слуху как-то, было созвучно и интересно.

– Когда вы в 2001 году вы стали медицинским обозревателем в "Настроении", вы предполагали, что этот проект станет таким большим, важным, масштабным? Какие ожидания у вас были?

– Первого июля 2018 года исполняется двадцать лет моей службы на "ТВ Центре", а на "Настроении" я работаю с первого дня нового тысячелетия. Это был рост несомненный, ведь это федеральный канал. Я пришёл абсолютно подготовленным. Не нужно приходить на канал и говорить: "Возьмите меня, я вам чего-нибудь сделаю". Нужно прийти с готовым материалом. Меня услышали и предложили снять пилотный выпуск. И дальше я просто честно занимался своим делом. Я придерживаюсь правила "Делай что должно, и будь что будет". Главное, понять, что это твоё. Я мог быть врачом в тюрьме, я мог работать в морге, я мог работать в море и в детском саду. Но я выделил свою главную черту – умение популярно рассказывать о том, в чём я хорошо разбираюсь, и делать это достаточно весело.

– Темы для своей рубрики вы как ищете?

– Я работаю в условиях абсолютной творческой свободы. Темы берём самые разные, и с каждым разом всё труднее и труднее быть оригинальным. Я однажды придумал такой слоган для себя – быть лёгким по форме, но глубоким по содержанию. Я работаю не для того, чтобы красоваться в кадре, я хочу, чтобы люди увидели меня утром – кто-то улыбнулся, кто-то услышал что-то полезное, и жизнь этих людей чуточку изменилась. Телевидение смотрит большое количество людей, и часто, кроме этого телевизора, у них ничего больше и нет. Особенно в глубинке. Для кого-то я на экране – как муж, для кого-то – как отец, брат или сын.

– Вас не приглашали на другие федеральные каналы?

– Мне постоянно поступают предложения от других проектов, минимум раз в год предлагают перейти в другую программу. Последний раз звали в качестве ведущего медицинской рубрики на "Утро НТВ". И очень удивились, когда отказался. Очень часто зовут в качестве эксперта в ток-шоу. Но, к сожалению, большую часть приглашений приходится отклонять – уровень этих программ очень низкий и ты там нужен только в качестве орущей глотки. Есть и позитивные примеры сотрудничества, например, с Первым каналом – "Дёшево и сердито", где я был соведущим Дарьи Донцовой. Но я просил разрешения у "ТВ Центра", у своего руководства. Они разрешили попробовать, за что я им очень благодарен. Сейчас мне очень нравится приходить на "Камеди Радио" на "Казибота-шоу". Очень лёгкий и остроумный разговор получается. 

– Как вы чувствуете себя непосредственно в роли ведущего программы, а не только медицинской рубрики? Были какие-то сложности?

– Сложности есть и сейчас. Но мне помогает вся бригада, с которой мы знакомы не один год, руководство, и особенно моя соведущая – Ирина Сашина. Она настоящий мастер слова. Её помощь трудно переоценить. Работая в паре, мы должны не просто реализовывать свои возможности, а стараться соответствовать общему духу программы. Парный конферанс – очень сложное дело, здесь всё зависит от чувства локтя, от ощущения партнёра на "волновом" уровне. Если между ведущими пропасть – зритель это почувствует. Думаю, нам удалось с Ириной настроиться на общую волну.

Работа ведущего – это большая ответственность. Например, в Америке ведущий называется anchorman – человек-якорь, то есть, якорь, на котором всё держится. Когда судно стоит на рейде и начинается прилив или отлив, оно вращается вокруг якорной цепи, держится, и напрямую зависит от этого якоря. Вот все мы так и вращаемся на этих якорях, как суда. И за нами стоит огромная команда, которая работает и помогает нам. Об этом надо всегда помнить, ведь то, что зритель видит на экране, это только вершина айсберга. Шеф-редакторы создают общую картину дня, корреспонденты готовят репортажи и сюжеты, режиссёры следят за планами и собирают программу, редакторы готовят тексты, находят звёздных гостей, а ещё есть монтажёры, звукорежиссёры, операторы, технические службы. Всё это огромная, невидимая зрителю, работа.

– Как вы думаете, в чём секрет вашего успеха?

– Я пришёл на телевидение в 37 лет, а это возраст, когда некоторые карьеру уже заканчивают. Я был убеждён, что если ты хочешь на центральное телевидение, но тебя никто не знает, то ты должен всё уметь делать сам. Свои первые выпуски на "ТВ Центре" – "Доктор Неболит", "Супер Доктор Неболит и сестра Примочкина", "Медпропаганда", "Медсовет", "Медицинские новости", "Медэксперт" – я делал сам как сценарист, как режиссёр-постановщик, как режиссёр монтажа и как музыкальный редактор. Я создавал готовый продукт сам практически 12 лет жизни. Если бы я не обладал всеми этими знаниями, то я бы не продержался и один сезон… Сейчас мой очередной проект "Настройся на здоровье" был бы немыслим без помощи нашего главного режиссёра Марии Рощиной. Я выступаю лишь в качестве автора и ведущего.

– Вам важна обратная связь от зрителей?

– Важна. Ко мне часто подходят люди на улицах, в основном, это женщины. У меня система такая: я останавливаюсь, спрашиваю, как зовут, обращаюсь к человеку по имени и отчеству и задаю вопрос: "Что сделать специально для вас?" Это бывает достаточно часто. Я ведь езжу на метро, принципиально не пользуюсь автомобилем, на съёмки прихожу пешком – движение – это жизнь! Я пришёл к выводу, что самое эффективное движение – это ходьба, минимум пять километров в день.

– Кроме телевидения и медицины что ещё есть в вашей жизни? Чем увлекаетесь?

– Философской литературой, эзотерикой, пишу стихи и рассказы, увлекаюсь виндсерфингом, горными лыжами, а ещё моё хобби – ремонт автомобилей. У меня есть легендарный английский внедорожник, на таких по Африке ездили в своё время. Недавно я освоил покраску автомобиля, могу это сделать теперь профессионально. А так, разобрать-перебрать – всё это запросто, только ремонт двигателя пока делать не могу, а всё остальное вполне.

– Вы же ещё стихи пишете… Где их можно почитать?

– Моя гордость – клип с гимном "Настроения". Я написал стихи, принёс образец музыки, и это превратилось в гимн:

"Настроение твоё – и успех, и удача,

Настроение – жизнь, и никак не иначе.

Настроение наше уловить постарайся,

"Настроение" в эфире, с нами не расставайся!"

Беседовала Мария Феоктистова

 Rambler's Top100

Мы в социальных сетях

Не показывать больше это сообщение