Шум за сценой

Казалось бы, о театре сказано уже практически всё, но авторы программы "Приют комедиантов" нашли новую "вишенку на торт". Ведущие Екатерина Уфимцева и Михаил Швыдкой, а также любимые актёры, собравшиеся в студии, рассказывают о том, что обычно остаётся за кулисами и на репетициях.

 

 

Так, однажды великий режиссёр Пётр Фоменко заставил актрису Юлию Рутберг репетировать "редкого уродца с бородой". Владимир Качан вспомнил, что на одной из репетиций от одной актрисы требовалось настолько вжиться в образ, чтобы в зрительном зале могли безошибочно определить, откуда идёт изображаемая ею корова – с пастбища или с дойки!

Валерию Гаркалину довелось играть с Арменом Джигарханяном не только в фильме "Ширли-мырли". В одном из спектаклей Валерию Борисовичу досталась роль Моцарта, а Армену Борисовичу – Сальери. При этом Джигарханяну по каким-то причинам очень не хотелось репетировать. И он со словами "Сцена сама подскажет" решил положиться на интуицию. Что из этого получилось – узнаете из программы.

Художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин нашёл свой творческий подход к репетициям. Однажды, по словам Александра Клюквина, мэтр превратил работу с актёрами в… выпивку. И тем самым разрешил проблемы, готовые вот-вот возникнуть.

А Кларе Новиковой как-то раз пришлось стать администратором и помощником режиссёра в провинциальном театре, всем актёрам которого было "далеко за…":

– Это был старый театр. И удобства находились на улице. И однажды, прямо во время репетиции, одна заслуженная актриса попросила меня установить для неё… ведро за кулисами. Иначе она просто рисковала не успеть добежать до места назначения!

Как однажды ту же Новикову чуть было не продали за 4 рубля 50 копеек? Что такое игра "горячим способом"? Какая репетиция, по мнению Степана Абрамова, может оказаться самой короткой? Узнаете из очередного выпуска программы "Приют комедиантов". А ещё зрителей ждут замечательные музыкальные номера в исполнении Владимира Качана, Сергея Шустицкого и группы "Домисолька", Ивана Замотаева, Максима Кривошеева и других.

Дмитрий Толкачёв