"Все оттенки цензуры": в речи Райкина не услышали главного

Теги:  Культура  кремль  театр

В центре событий на этой неделе - речь Константина Райкина, вызвавшая бурное обсуждение. Выступление худрука "Сатирикона" затронуло ряд важнейших для сегодняшней России вопросов — нужна ли цензура и чья, и что бывает, когда на смену власти дракона приходит власть толпы.

7 съезд Союза театральных деятелей начался согласно регламенту. Все шло тихо, местами скучно, пока на трибуну не пригласили Константина Райкина. В день 105-летия своего знаменитого отца Константин Аркадьевич выступил с небольшой речью, которую уже через несколько минут цитировали все крупнейшие издания, мол, в Россию чуть ли не  возвращаются страшные времена цензуры.

"Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. Я сейчас слышу: "Это чуждые нам ценности. Вредно для народа". Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре", - заявил Райкин.

В соцсетях и официальных изданиях началась живая дискуссия. Одни считали чужие бюджеты, другие упрекали в лизоблюдстве и  взяточничестве. Суммы прилагались. Мол, отдельные труппы живут себе припеваючи за счет государства, а остальные - на ладан дышат, потому как  честные и неподкупные. И все вместе кричали о том, как их давит цензура. В итоге слово взял Кремль, устами пресс-секретаря президента Пескова, призвавший  Райкина  "назвать хоть один случай, когда кто-то пытался ему что-то навязать и запретить", при этом условии будет возможно вести обоснованную дискуссию.

"Цензура недопустима, но при этом надо чётко дифференцировать те постановки, те произведения, которые ставятся или снимаются за государственные деньги, и те, которые снимаются с привлечением каких-либо иных источников финансирования — это могут быть и спонсоры и так далее. Естественно, если государство даёт деньги на какую-то постановку, государство вправе обозначить ту или иную тему. Но это не цензура. Не нужно путать с заказом государства", - сказал Песков.

Заказ государства во все времена и во всех странах был, есть и будет. И к слову, очень хорошо, когда он четко сформулирован. Потому что для творчества вреден не только избыточный надзор, полная вольница в итоге тоже не дает ничего хорошего, лишь позволяя искусству скатываться в пошлость и вседозволенность. И тогда маятник опять качнется.

"Меня очень тревожат те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: "патриотизм", "Родина" и "высокая нравственность". Вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна — дистанцируется", - заявлял Райкин.

Почему-то именно эта часть речи Райкина менее всего цитируется, хотя затрагивает, наверное, самую больную тему - желание крикливого меньшинства навязать большинству свои взгляды, подменить собой государство, отнять у того регулирующие функции.

"Райкин напомнил о методах этих самозваных цензоров, которые носят демонстративно-хулиганский характер, прикрываясь рассуждениями о патриотизме, верности православным ценностям. На самом деле это хулиганские акции", - заявил худрук "Ленкома" Марк Захаров.

Власть, разумеется, не нейтральна. На той же выставке Стёрджеса человека, облившего экспонат мочой, задержали.  За подобные выходки предусмотрены штрафы и прочие наказания. Но дебоширов, столь агрессивно навязывающих другим свой вкус, становится все больше. Во многом и потому, что государство не формулирует четко - каким оно видит искусство современной России. На что и кого ориентируется, что берем в качестве примеров для подражания.

И в итоге всё чаще знающие люди вспоминают про худсовет. Тот самый, из советских времен, что постоянно ругают. Но странное дело: при этом худсовете ежегодно создавались шедевры, признанные мировой классикой. То, что и сегодня мы пересматриваем и цитируем кусками на память.

Сейчас снимают гораздо больше картин, но где новые шедевры? Хоть один? Может, надзора не хватает?  Профессионального.

"Разные были худсоветы. В театре "Современник", где мне было счастье работать, худсовет состоял из Олега Табакова, Галины Волчек, Евстигнеева, Мягкова. Это были самые что ни на есть востребованные, Кваша, Гафт - самые востребованные артисты, умные, мощные. Тогда, когда я такому худсовету показывал свой спектакль, где, кстати, играл Райкин, я понимал что их замечания - это замечания сведущих коллег", - вспоминает Народный артист России,  художественный руководитель московского театра "Школа современной пьесы" Иосиф Райхельгауз.

Маленькая речь Константина Райкина вывела на большую, больную тему — может ли группа людей взять на себя право решать, что можно, а что нельзя? И разобраться в этом можно лишь совместными усилиями - вне зависимости от вкуса и личных предпочтений. Только тогда свобода творчества будет,  как и государство, - цивилизованной.

Ольга Стрельцова, Елена Мекертычева, Михаил Фёдоров. "В центре событий".

Читайте также:

Песков призвал не путать цензуру с госзаказом в искусстве

Другие новости

В других СМИ