Между небом и землей: транзитная зона аэропорта "Шереметьево"

Теги:  Общество

К транзитной зоне аэропорта "Шереметьево" на этой неделе приковано внимание практически всех мировых СМИ. Где-то между стойками паспортного контроля и выходами на посадку затерялся экс-сотрудник Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден. Случай самого известного на данный момент "узника Шереметьево" далеко не единственный. Застрявших между небом и землей десятки, иногда они проводят в транзитной зоне долгие месяцы или даже годы.

Вроде бы Москва, а вроде бы и нет. За линией начинается то самое пространство между небом и землей. Так называемая транзитная зона, в которой человек может затеряться на долгое время.

Так как это сделал Сноуден. Бывший агент ЦРУ прилетел из Гонконга и буквально растворился в транзитной зоне "Шереметьево". Иначе как "человек-невидимка" его теперь не называют. Сноуден обвел вокруг пальца не только АНБ, но и журналистов, которые улетели в Гавану без него. После тщетных попыток отыскать его среди кресел и магазинов, охотники за сенсациями отправились на поиски в капсульный отель - единственное место, где Сноуден мог скрыться от посторонних глаз, но при этом продолжать вполне комфортное существование.

В капсульном отеле есть все необходимое, чтобы принять душ, умыться с дороги, привести себя в порядок и передохнуть пару часов или несколько дней. Тем более что в русском варианте комнаты вовсе не капсулы, как в Азии или Европе, а вполне комфортабельные каюты. Некоторые - бизнес-класса, даже с шикарным видом на аэропорт. Среди длинных коридоров с однообразными дверями можно скрыться, но остаться на виртуальной связи с внешним миром. Правда все эти блага цивилизации Сноуден, да и другие потерявшиеся в транзитной зоне пассажиры, могут использовать только при наличии паспорта и посадочного билета. А как известно, у американца документ аннулирован, да и билет теперь уже просрочен. Именно поэтому многие считают, что Сноудена в Москве и вовсе нет.

Виктор Горбачев, генеральный директор ассоциации "Аэропорт" гражданской авиации России и стран СНГ:
- Только в кабинке туалета спрятаться, больше нигде и не спрячешься. Потому что все открыто - зона питания, зона ожидания. Больше нет ничего в транзитной зоне.

Впрочем, возможно, бывший агент в совершенстве пользуется методами конспирации: ходит в бороде, парике и солнцезащитных очках. Учитывая, что в Эквадоре паспорт делать будут несколько месяцев, а в США его не выдадут, застрял Сноуден здесь довольно на долго. Поэтому придется ему вспомнить, как жил в похожей ситуации главный герой фильма "Терминал".

К тому же голливудская история основана на реальных событиях. Иранский беженец Мехран Нассери скитался вдоль кресел транзитной зоны парижского аэропорта 18 лет. Его случай, конечно, уникальный, но в "Шереметьево" тоже есть своя легенда - гражданин Сьерра-Леоне, который несколько месяцев не мог никуда улететь. Кроме него еще сотни людей ежедневно на какое-то время застревают между небом и землей. По собственной инициативе или в силу обстоятельств.

Виктор Горбачев, генеральный директор ассоциации "Аэропорт" гражданской авиации России и стран СНГ:
- Они долетают, например, до России с визой до России. Потом теряют или выбрасывают паспорта. И все оказываются ни жителем России, ни того государства, откуда прилетели.

Среди московских постояльцев чаще всего встречаются африканцы и азиаты. Они месяцами надеются, что получат новый европейский паспорт. Аэропорт становится их домом.

В транзитных зонах привыкают жить в суровых условиях. Спать приходится на жестких металлических сидушках, под голову подкладывают сумку или свернутый свитер или куртку. С едой, конечно, сложнее: если есть деньги - то дорогие рестораны, если денег нет - то всего лишь автомат с водой и шоколадками.

Жизнь превращается в нескончаемый лист ожидания. Без денег и без надежды на взлет они обустраиваются в аэропорту на постоянное место жительства и даже играют свадьбы и рожают детей.

Виктор Горбачев, генеральный директор ассоциации "Аэропорт" гражданской авиации России и стран СНГ:
- Вылетая из "Шереметьево", неоднократно встречался с такими. Чуть ли не палатки стояли. Я спрашивал у работников аэропорта: "Что это за люди"? Говорят: "Люди без паспорта живут здесь". Красный Крест им помогает, выделяет им деньги, их кормит, покупает бортовое питание.

Эдвард Сноуден уже стал знаменитостью "Шереметьево". Возможно, сможет перехватить пальму первенства у африканцев и проживет здесь, прячась от папарацци и американских спецслужб, несколько лет, а может, и всю жизнь. Ведь пока ни одна страна официального политического убежища ему не предоставила.

Никита Васильев, Валерий Максимов. "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ