Сентиментальный и прямолинейный: интересные факты об Уинстоне Черчилле

Он признан величайшим британцем всех времен и народов

У сэра Уинстона Черчилля на этой неделе годовщина со дня рождения. V – значит Виктория – Победа. Не просто фирменный жест, а, кажется, жизненное кредо человека- легенды. Мало, кто из политиков может гордиться Нобелевской премией по литературе. Талантливый человек – талантлив во всём.

Свою роль сыграли гены. Дед - герцог Мальборо, отец - лорд Рэндольф, сформулировал политику прогрессивного консерватизма. Мать – одна из первых красавиц своего времени, импозантная американка - дочь совладельца газеты New York Times. Он занимался политикой. Она вела роскошную светскую жизнь. А юного Уинстона воспитывала няня. После ее смерти Черчилль долго ухаживал за могилой женщины. Впрочем, сентиментальность в нем прекрасно уживалась с жесткостью и прямолинейностью. А знаменитые афоризмы стали такой же частью образа, как цилиндр, трость, элегантный костюм – тройка и шлейф дорого крепкого алкоголя.

Впрочем, все эти атрибуты меркнут перед знаменитой сигарой. "Я всегда ношу "Кубу на своих губах", - говорил Черчилль. Вспоминая годы, когда работал на острове корреспондентом британской газеты и освещал восстание местных жителей против испанцев.

Достаточно взглянуть на фото, сделанное в Канаде, куда Черчилль приехал во время войны. Фотографу он дал всего две минуты и не захотел расставаться с сигарой. Предприимчивый фотохудожник ее выхватил и тут же сделал снимок, который войдет в историю как "Рычащий лев". Поистине, львиные качества помогали ему на посту министра внутренних дел, например, при подавлении восстания суфражисток. С прекрасным полом у Уинстона вообще были не простые отношения. Страдали все - от королевы, которую Уинстон считал слишком молодой и неопытной, до леди Астор – первой женщины-депутата палаты общин. Вот их легендарный диалог.

"Супруга подаст на развод через год после свадьбы" - судачили после женитьбы Черчилля в лондонских пабах. Но вместе Уинстон и Клементина Хозьер прожили долгих 57 лет. Она всегда была рядом, всегда поддерживала, особенно остро это было необходимо в 39-м, когда Черчилль был в оппозиции. Заключившему печально известный Мюнхенский сговор британскому премьеру Новеллу Чемберлену Черчилль тогда ответил: "У вас был выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестье и теперь получите войну".

С которой в дальнейшем будет разбираться уже правительство Черчилля. И здесь ему пришлось практически переступить через себя. Уинстон – образцовый англосакс со всеми вытекающими. Он считал революции мировым злом, ненавидел большевиков, но еще больше ненавидел Гитлера.

При его благосклонности к царской России, Россию советскую он считал едва ли не мировым злом. Историки полагают, что в том числе и по этой причине затягивал, как мог, открытие второго фронта.

"Я не сомневаюсь, что для Черчилля вопрос о втором фронте был несколько вопросом технологическим и военным. Не только вопрос военного планирования, но и вопрос геополитический. Я думаю, что если бы не Черчилль, то Рузвельт был готов открыть второй фронт в континентальной Европе. Если бы не на год, то хотя бы на полгода раньше", - рассказал директор Института Европы РАН Алексей Громыко.

Пока союзники в 1945-м рассыпались в комплиментах, а супруга британского премьера находилась в СССР с 42-дневным визитом дружбы, Лондон готовил план операции "Немыслимое" - фактически сценарий третьей мировой.

"Сутью ее было использование разоруженных немецких войск и дивизий для того, чтобы гипотетически начать войну уже против Советского Союза, после того, как уже Третий рейх пал", - отметил Алексей Громыко.

От планов Черчилль отказался под нажимом британских военных. Милитаризм сразу же после войны стал крайне непопулярен. В политике были нужны новые люди с принципиально другими подходами – нужно было восстанавливать экономику, а не бряцать оружием. В результате чего консерваторы на выборах проиграли, а Черчилль лишился поста. С этим он как-то смирился, а вот с тем, что век Британской империи неминуемо близится к закату, кажется, нет.

Хотя, казалось, самая страшная в истории человечества война, которую союзники, пусть с разными потерями, но плечом к плечу выиграли, должна была остудить русофобский пыл британского премьера. Но Черчилль в знаменитой Фултонской речи сначала поет России дифирамбы, а потом опускает железный занавес.

"Никто не знает, что Советская Россия и ее международная коммунистическая организация намереваются сделать в ближайшем будущем и каковы пределы, если таковые существуют, их экспансионистским и верообратительным тенденциям. Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина. Однако я считаю своим долгом изложить вам некоторые факты – уверен, что вы желаете, чтобы я изложил вам факты такими, какими они мне представляются, – о нынешнем положении в Европе", - сказал Черчилль.

В 1951-м Черчилль посетовал одному из американских военных деятелей, что политика англосаксов в отношении Москвы недостаточно жесткая. Будь у него ядерное оружие, он бы выдвинул Советскому Союзу ультиматум, за невыполнение которого нанес удары по двум-трем десяткам городов.

"Вопросы сброса атомных бомб Черчилль действительно обсуждал. Но, нужно понимать, с кем он их обсуждал. Потому что он обсуждал это, например, со своим лечащим врачом. Он это обсуждал с премьер-министром Канады Кингом. Он обсуждал это с сенатором США, который не занимал постов ни в одной администрации. Более того, Черчилль обсуждал это исключительно в частных беседах, то есть никаких заявлений публичных, в том числе с трибуны Палаты общин, он не делал", - рассказал историк, публицист Дмитрий Медведев.

Но это не значит, что к нему не прислушивались, тем более, что в 51-м он вновь вернется на Даунинг Стрит в премьерское кресло. Уже не "Рычащим львом", а грузным пожилым джентльменом, все также люто ненавидящим советскую Россию, но уважающим русский народ.

Черчилль - истинный британец, которому сегодня прощают если и не все, то многое. Жители королевства любили и продолжают любить своего премьера. Соотечественниками он признан величайшим британцем всех времен и народов. Теперь он такой же символ нации, как королева, Тауэр, Биг-Бен и двухэтажные автобусы. Великий человек великой эпохи. Последний солдат империи, над которой когда-то не заходило солнце.

Матвей Шестаков, "В центре событий", "ТВ Центр".

Все самое интересное - в нашем канале "Яндекс.Дзен" Еще больше новостей - у нас в Telegram
Новости по теме
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
Уинстон Черчиль
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ