В Москве вспоминают художника Павла Пухова

Теги:  Культура  Москва  художник

1 апреля исполнится ровно год со дня гибели московского художника граффити Павла Пухова. В столице и далеко за её пределами он известен, скорее, под псевдонимом Паша-183. Его холстом была вся Москва, а его кистью - не только баллончики с краской. Он рисовал светом и огнём, играл с тенями, устраивал инсталляции. И всегда это было искренне, честно, по-настоящему.

Мистификатор, человек-инкогнито. В общении с публикой и журналистами не показывал своего лица. Да и настоящего имени его почти никто не знал, для всех он был просто Паша-183. "Это дата моего дня рождения - 11.08.83. Если убрать все повторяющиеся цифры и нули, то получится 183 как раз", - объяснил Павел Пухов.

Его холстом стал огромный город, где он легко преображал пространство и менял жизнь обычных вещей. "Паша выбирал место, Паша думал о контексте архитектурном, историческом, о контексте личном, о каких-то своих переживаниях", - вспоминает художник, друг Павла Кирилл Кто.

Он был романтик. И в одном из спальных районов вдруг появлялись то новогодний торт, то трогательные, изящные очки с дужкой из фонарного столба. Он был с принципами, считал, что человек не должен продаваться, и сделал шоколадку, которую нельзя купить - из бетонной панели.  

Его граффити легко узнаваемы - стиль, почерк и то неуловимое, что отличает настоящее искусство от всего остального. Он и сам, говорят друзья, был настоящий. У него была творческая семья: мама- дизайнер интерьеров, бабушка - модельер одежды. Они, конечно, мечтали, что у Паши все будет, как у людей,- дом, работа. "Конечно, мне не нравилось, как любому родителю, что ребенок рисует баллонами, и даже изначально на каких-то заборах и бойлерных, но потом, когда я увидела, что он рисует и какого качества и как работает фантазия, как много уделено внимания фото и видеосъемке. Я видела, как человек развивается, и не могла этому препятствовать - зачем?", - говорит мать Павла Татьяна Пухова.

Уличное искусство недолговечно. Его галерея под открытым небом сохранилась лишь в районе Преображенской площади, недалеко от дома, где жил. И где Пашу отлично знали. Местные старушки, как заправские искусствоведы, до сих обсуждают его девочку со спичками из грустной истории Андерсена.

Друзья пытаются сохранить то, что осталось. Не удается, правда, договориться с местными властями, чтобы спрятать работы под пластик, как давно уже поступают в Англии с шедеврами другого знаменитого уличного художника Бэнкси. Зато удалось открыть первую персональную выставку Павла Пухова. Нонсенс, казалось бы, уличное искусство прятать в музейные стены, но, на удивление, все получилось. В музее современного искусства - его мастерская, его видео, граффити и инсталляции в натуральную величину. Воссоздали даже его знаменитый зоопарк - пешеходный переход рядом с очередной московской стройкой.

Паши не стало год назад - непонятная загадочная смерть, как продолжение его необычной жизни. Он мог бы стать мегазвездой, тем более, что до сих пор, как утверждают искусствоведы, фигуры, равной ему, в российском стрит-арте нет. В последний год его жизни о нём много писали - и за рубежом, и в России. Но популярность давалась тяжело. Он не искал славы. Он просто болел душой за этот мир и искренне, без пафоса хотел сделать его лучше. А что касается жизни и смерти, об этом он говорил откровенно. И даже - не скрывая лица. "В душу я верю, во что-то такое незыблемое, что обречено жить вечно. Смерти, как таковой, нет, не боюсь, чего там бояться", - говорил Павел Пухов.

Юлия Богоманшина, Константин Степанов-Молодов, Владимир Петров. "ТВ Центр".



 

Другие новости

В других СМИ