Александр Панкратов-Черный отмечает юбилей

Теги:  Культура  юбилей  актер  кино

В субботу у российского актёра, режиссера и поэта Александра Панкратова-Черного юбилей. Ему исполнилось 65 лет. Слава к народному артисту пришла после фильма "Мы из джаза". Потом были "Зимний вечер в Гаграх", "Батальоны просят огня", "Ширли-Мырли". Он сыграл более ста ролей, в основном комедийных. Но свою собственную жизнь Панкратов-Черный считает скорее трагифарсом.

В кино он вошел в буквальном смысле играючи. Всесоюзную славу принесла уже одна из первых работ - роль музыканта в картине Карена Шахназарова "Мы из джаза". Глядя на эти кадры, невозможно усомниться в музыкальности актера, да и сценарий будто специально под него писали.

Но нет, поет другой. Александру Панкратову-Черному, как он сам про себя говорит, медведь в детстве на ухо наступил. На пробах оказался случайно и сразу покорил Шахназарова своим обаянием. Легкого и веселого, актера и дальше будут приглашать в основном в комедии. Но для фильма о своей жизни он, режиссер по образованию, выбрал бы другой  жанр. "Веселого-то мало в жизни было. Мало. Это я просто стараюсь сниматься в комедиях. Я вообще люблю, когда люди радуются, улыбаются. Но мой самый любимый жанр как режиссера - это трагифарс. Моя личная жизнь и жизнь моей семьи - это трагифарс", - рассказывает Панкратов-Черный.

Его родную деревню Конёво в Алтайском крае не на каждой карте увидишь. Из послевоенного детства он лучше всего помнит чувство голода, когда самое большое лакомство – жмых. Вспоминает: электрическую лампочку впервые увидел в 10 лет – жили при керосиновой. 

Тогда-то маленький Саша и решил во что бы то ни стало вырваться из этой бедности. Правда, мечты о кино и о Москве в его семье не поддерживали. "Мама всегда говорила: "Сашка, иди в военные, военным человеком быть выгодно - все казенное". А потом говорит: "Ты на себя посмотри, ты же у меня страшненький", - вспоминает актер.

Страшненьким его называли из-за шрама на губе – в детстве на него напала собака. Отсюда и фирменные усы – Панкратов-Черный отрастил их, чтобы скрыть изъян. У него всегда получалось превращать минусы в плюсы. Актер уверен  – все дело в оптимизме.

Он не унывал, когда больше 16 лет у него не было жилья – приходилось ютиться в съемных комнатушках. Когда долгие годы на "Мосфильме" не находили для него дела. Когда его единственная режиссерская работа, не подвергшаяся строгой советской цензуре, "Система Ниппель" восемь лет пролежала на полке.  

В трудные моменты Панкратов-Черный отправлялся бродить по московским улицам. Разговаривал со своим любимым городом, просил помощи как у лучшего друга. Беседует с Москвой и сейчас, когда на счету уже около сотни киноработ, звания и государственные награды. Жизнь, о которой в самом начале пути мог только мечтать.

Ольга Оксенич, Михаил Волков, Максим Сыровегин. "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ