В Большом театре пройдет премьера балета "Укрощение строптивой"

Теги:  Культура  театр  большой театр  балет

В пятницу в Большом театре - грандиозное событие - мировая премьера балета "Укрощение строптивой" в прочтении легендарного французского хореографа Жана-Кристофа Майо. Постановка обещает быть не только необычной, но и масштабной.

На Западе то, что создал Жан-Кристоф Майо на сцене Большого, назвали бы creation - "творение". Для русского зрителя незнакомое, в глазах европейцев резко повышающее статус спектакля, слово - означает, что балет сотворен с нуля. Бессменный хореограф театра Монако давно мечтал поставить самую эротичную из всех комедий Шекспира. 
"Для меня самое главное в этой истории – не рассказать о женщине, которую дрессирует мужчина, а показать главную героиню, как совершенно исключительную женщину, которая не допускает мысли, что она могла бы влюбиться в мужчину, чуть менее исключительного, чем она сама", - подчеркнул хореограф Жан-Кристоф Майо.
Любимец Лазурного берега, 20 лет Майо упорно отказывался творить для любого, кроме родного, театра. Поставить "Укрощение строптивой" в Москве затворника уговорил Сергей Филин. На генеральной репетиции он у сцены. К журналистам худрук "Большого" вышел со словами "Как видите, я живой"! Перед премьерой он волнуется, но счастлив. 
"Он давно в принципе об этом думал, и так получилось, что наши идеи и мысли совпали, а может быть еще что-то произошло, я не знаю, и Жан-Кристоф сказа: "Да", - рассказал художественный руководитель балета ГАБТ Сергей Филин.
Историю отношений Катарины и Петруччо режиссер рассказывает под музыку Шостаковича - он не писал такого балета. Майо составил партитуру из фрагментов его симфоний и музыки, которую он сочинял для кино. Ювелирная работа: попурри звучит, как единое произведение. Выбрав Шостаковича, хореограф решил еще одну сверхзадачу: русский композитор во многом объединил режиссера-француза и московскую труппу. Всего за 13 недель интернациональная команда заговорила на одном языке.
"Было такое слово "дробушка" - это такой элемент танца. И он постоянно это слово повторяет. Для него это значит "отлично". Если спектакль прошел хорошо, он всегда говорит "дробушка", – рассказала первая солистка Государственного академического Большого театра Анна Тихомирова.
Майо избавил "Укращение строптивой" от второстепенных ролей. В пьесе Шекспира он разглядел 4 мужских и 4 женских самобытных персонажа. За пять столетий отношения полов мало изменились, убежден француз. 
О ренессансной Италии на сцене мало напоминает. Постоянный сценограф Майо, Эрнест Пиньон-Эрнест, соорудил огромную лестницу. Она превращается то в палаццо, то в площадь, то в церковь. По задумке автора, декорации лишь служат балету, не отвлекая на себя внимания.
"Служат" тонкой игре танцовщиков и костюмы. Их создал сын Майо, Огюстан. Опыт молодой мастер черпал в постановках отца и мастерских великого Карла Лагерфельда.
"Мне было интересно отразить через костюмы, как живет богатая семья, и - на контрасте – как выглядят герои, у которых не так много денег. Я попытался показать это через ткани: здесь есть ткани очень дорогие, и совершенно простые. Но при этом на сцене они выглядят очень гармонично", - рассказал художник по костюмам Огюстан Майо.
Герои ссорятся, демонстрируют свой нрав, испытывают друг друга и мирятся. Безмолвные диалоги Катарины и Петруччо наполнены драматизмом. Но хореограф спешит напомнить: перед зрителем разыгрывается комедия. Майо признается, больше всего он хотел бы, чтобы публика посмеялась от души. 
Евгения Карих, Андрей Пашутин, Александр Голубев. "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ