В Большом театре пройдет премьера балета "Укрощение строптивой"

В пятницу в Большом театре - грандиозное событие - мировая премьера балета "Укрощение строптивой" в прочтении легендарного французского хореографа Жана-Кристофа Майо. Постановка обещает быть не только необычной, но и масштабной.

На Западе то, что создал Жан-Кристоф Майо на сцене Большого, назвали бы creation - "творение". Для русского зрителя незнакомое, в глазах европейцев резко повышающее статус спектакля, слово - означает, что балет сотворен с нуля. Бессменный хореограф театра Монако давно мечтал поставить самую эротичную из всех комедий Шекспира. 
"Для меня самое главное в этой истории – не рассказать о женщине, которую дрессирует мужчина, а показать главную героиню, как совершенно исключительную женщину, которая не допускает мысли, что она могла бы влюбиться в мужчину, чуть менее исключительного, чем она сама", - подчеркнул хореограф Жан-Кристоф Майо.
Любимец Лазурного берега, 20 лет Майо упорно отказывался творить для любого, кроме родного, театра. Поставить "Укрощение строптивой" в Москве затворника уговорил Сергей Филин. На генеральной репетиции он у сцены. К журналистам худрук "Большого" вышел со словами "Как видите, я живой"! Перед премьерой он волнуется, но счастлив. 
"Он давно в принципе об этом думал, и так получилось, что наши идеи и мысли совпали, а может быть еще что-то произошло, я не знаю, и Жан-Кристоф сказа: "Да", - рассказал художественный руководитель балета ГАБТ Сергей Филин.
Историю отношений Катарины и Петруччо режиссер рассказывает под музыку Шостаковича - он не писал такого балета. Майо составил партитуру из фрагментов его симфоний и музыки, которую он сочинял для кино. Ювелирная работа: попурри звучит, как единое произведение. Выбрав Шостаковича, хореограф решил еще одну сверхзадачу: русский композитор во многом объединил режиссера-француза и московскую труппу. Всего за 13 недель интернациональная команда заговорила на одном языке.
"Было такое слово "дробушка" - это такой элемент танца. И он постоянно это слово повторяет. Для него это значит "отлично". Если спектакль прошел хорошо, он всегда говорит "дробушка", – рассказала первая солистка Государственного академического Большого театра Анна Тихомирова.
Майо избавил "Укращение строптивой" от второстепенных ролей. В пьесе Шекспира он разглядел 4 мужских и 4 женских самобытных персонажа. За пять столетий отношения полов мало изменились, убежден француз. 
О ренессансной Италии на сцене мало напоминает. Постоянный сценограф Майо, Эрнест Пиньон-Эрнест, соорудил огромную лестницу. Она превращается то в палаццо, то в площадь, то в церковь. По задумке автора, декорации лишь служат балету, не отвлекая на себя внимания.
"Служат" тонкой игре танцовщиков и костюмы. Их создал сын Майо, Огюстан. Опыт молодой мастер черпал в постановках отца и мастерских великого Карла Лагерфельда.
"Мне было интересно отразить через костюмы, как живет богатая семья, и - на контрасте – как выглядят герои, у которых не так много денег. Я попытался показать это через ткани: здесь есть ткани очень дорогие, и совершенно простые. Но при этом на сцене они выглядят очень гармонично", - рассказал художник по костюмам Огюстан Майо.
Герои ссорятся, демонстрируют свой нрав, испытывают друг друга и мирятся. Безмолвные диалоги Катарины и Петруччо наполнены драматизмом. Но хореограф спешит напомнить: перед зрителем разыгрывается комедия. Майо признается, больше всего он хотел бы, чтобы публика посмеялась от души. 
Евгения Карих, Андрей Пашутин, Александр Голубев. "ТВ Центр".
Главное сегодня
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
Сергей Филин
Сергей Филин
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
Сцена из балета "Укрощение строптивой"
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ
 Rambler's Top100