Спор вокруг дома Мельникова разгорелся с новой силой

Теги:  Культура  архитектура  музей  дом  москва

Дом Мельникова - в осаде. Сотрудники музея архитектуры имени Щусева, в ведении которого находится здание, накануне попытались провести в нём опись имущества. Однако этому решила помешать одна из внучек самого Мельникова - Екатерина Каринская, которая проживает в спорном особняке все последние годы. Дальше были взаимные обвинения и попытки заблокировать вход в историческое здание.

Сад с кустами сирени и черемухой - не место отдыха, а территория схватки. Периметр дома Мельникова вторые сутки охраняет ЧОП. Сотрудники Музея архитектуры имени Щусева сидят на ступеньках. В помещении, боясь выйти на улицу, находится младшая внучка архитектора Екатерина Каринская. 

"Я с вами не отказываюсь общаться. У меня нет такой физической возможности.  Вас не пустят. Если я к вам выйду, меня не пустят обратно. Я заложница. Да, пока я заложница", - сообщила по телефону Каринская.

"Мы не рейдеры, мы не полиция, мы не являемся силовой организацией, мы честно пытались решить вопрос мирно 8 лет", - оправдывается заместитель директора Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых- филиала ГМА им. Щусева Елизавета Лихачева.

Свидетелями дикой ситуации, кроме журналистов, становится все тот же дом, когда-то завещанный государству. Внучка архитектора здесь живет, а музей архитектуры мечтает открыть красоту дома людям.

"Дом Мельникова - это Парфенон русской архитектуры. Степень значения этого памятника переоценить невозможно. Это такое же великое достояние России, как любой другой известный вам архитектурный символ", - говорит Лихачева.

Но последние 25 лет дом, в марте ставший памятником архитектуры федерального значения, не только закрыт для публики, но и пришел в такое состояние, когда его нужно спасать. Причем, чем скорее, тем лучше.

"Дом требует неотложной реставрации. Там просто катастрофа. В каком состоянии стены, грибок. Надо восстанавливать и сад. Мемориальная обстановка нарушена", - рассказывает внучка архитектора Елена Мельникова.

Права по наблюдению за сохранностью федерального памятника архитектуры переданы Мосгорнаследию, значит, оно за него и отвечает. Но надо знать, за что отвечать. Потому музейные сотрудники пришли описать мемориальную обстановку. То есть что в доме есть и где стоит. Почему-то, решили это сделать тогда, когда проживающих в доме не было.

"Вчера произошел случай вандализма, когда в мое отсутствие была - причем музей знал, что меня нет в Москве - была взломана дверь. Варварским способом повреждена историческая рама и была произведена опись какого-то имущества", - рассказывает Екатерина Каринская.

Представители музея утверждают, что родственники архитектора проживают в здании незаконно. Потому спрашивать разрешение на визит не обязаны. В доме собираются воссоздать историческую обстановку. Значит, нужно произвести инвентаризацию и повесить на каждый предмет бирку. В четверг предприняли вторую попытку.

Не прошло и нескольких минут, как гостей из дома попросили. Музейщики утверждают, что Каринская препятствует проведению описи. Сама внучка архитектора считает иначе.

"Я сказала - покажите документ, на основании которого издан этот приказ Музея архитектуры об описи движимого имущества. Они после этого как-то стушевались, спросили: "Вы нас пустите?". Я говорю: "Без документа не пущу". И они ушли", - сообщила она.

Музейщики уверяют, все, что находится на территории дома - часть мемориальной обстановки, завещанной государству, а каждое действие сотрудников подтверждается документом, соответственно, законно. У внучки Константина Мельникова своя правда.

"Есть завещание Виктора Мельникова. Что он завещает дом со всем содержимым на определенных условиях. Что это будет самостоятельный музей Константина и Виктора Мельниковых. Музей не в доме, а рядом с домом", - говорит она.

Пока ситуация по-прежнему накалена. Стороны до хрипоты говорят о ценности дома. Который уже 25 лет тихо разрушается.

Анастасия Мартынова, Константин Степанов-Молодов, "ТВ Центр", Москва.

Другие новости

В других СМИ