Готовятся предложения по новым полномочиям Шотландии

Теги:  В мире  великобритания  референдум  шотландия

Соединенное Королевство устояло, сторонников независимости в Шотландии оказалось меньше, чем выступавших за единую Великобританию. Сразу после оглашения итогов референдума власть начала готовить предложения по новым полномочиям Шотландии и передаче в региональный бюджет части доходов от налогов, а пресса задалась вопросом - как теперь будет жить Шотландия, народ которой фактически разорван после 18 сентября надвое? Политологи же пророчат, что вопрос о новом референдуме неминуемо встанет вновь.

“Воссоединенное королевство” для одних, “Конец мечты” для других — передовицы британских газет на утро после референдума разделились, подобно голосам. Уроки тоже каждый извлек по-своему: для одних соотношение 55% сказавших “нет” независимости против 45% сказавших “да” — признак разделенной надвое нации, другие парируют: разница в 10%— убедительный перевес. Проигравшие под руководством лидера Шотландской национальной партии, первого министра Шотландии Алекса Салмонда оспаривать результаты не стали и признали поражение еще до окончательного подсчета бюллетеней. А сразу после Салмонд подал в отставку со всех постов.

Смириться с поражением сепаратистов заставили и результаты на местах: в абсолютном большинстве районов Шотландии победу одержали сторонники единства.

В Шотландии — тридцать два избирательных округа, и лишь в четырех из них большинство выбрало независимость. Рекордсмен — Данди, четвертый по величине город Шотландии, здесь отделиться от Соединенного Королевства хотели бы пятьдесят семь процентов избирателей.

Одного взгляда на статистику достаточно, чтобы понять: независимость — надежда тех, кому немного терять. Данди — лидер по уровню безработицы, числу семей с доходом ниже среднего и количеству молодежи, впервые к голосованию допустили подростков 16 и 17 лет. Победа сторонников отделения здесь — это барометр социального напряжения.

Пятничные ночные столкновения в Глазго — доказательство того, что остудить головы будет непросто. Дэвиду Кэмерону уже ставят в упрек, что он пропустил потенциально катастрофический для Великобритании вопрос: мол, спрашивать надо было не “Согласны ли вы, что Шотландия должна быть независимой?”, а “Согласны ли вы, чтобы она осталась в Королевстве?”. Чтобы не допустить откола пятимиллионного севера, где расположены почти все британские природные ресурсы, Лондон не жалел ни пряника, ни кнута: все три главные парламентские партии подписали клятву дать шотландцам больше полномочий, крупные банки и корпорации сделали заявления о переводе штаб-квартир в Англию в случае победы сепаратистов, а главный рупор Соединенного Королевства — британская вещательная корпорация — все эти сигналы вовремя донесла до широкой публики. Агитационная кампания “Лучше вместе” в решающие дни перед референдумом сделала ставку на доисторический страх неизвестности: мол, и в Евросоюз Эдинбург могут не принять, и с валютой непонятно что будет, и в ядерном щите Великобритании появиться непозволительная брешь. В итоге развода на британских островах пока не будет, но и брачный контракт не останется прежним.

"Уже начались попытки по созданию новой системы управления для всего Королевства. Это гигантская задача, которая коснется не только Шотландии, но и Северной Ирландии, Уэльса, и что более важно — самой Англии. Звучат сроки о том, что первые законопроекты будут готовы уже в начале следующего года, я считаю, это с трудом выполнимо", - говорит профессор экономики, университет Стерлинга Дэвид Белл.

Уже звучат опасения, что шотландский пример вдохновит английских националистов, которые и без того убедительно выступили на выборах в Европарламент. К спокойствию и примирению своих подданных — к удивлению многих — уже призвала королева Великобритании, к слову, из своего шотландского замка Балморал. Ее супруг Филипп сохранил титул герцога Эдинбургского, но надолго ли? Миллиону шестистам тысячам шотландцев, голосовавшим за независимость, - рабочим, фермерам, рыбакам в прибрежных деревушках — теперь непросто будет забыть, насколько близка оказалась победа.

Геополитической сенсации не произошло, но джин европейского сепаратизма, похоже, все же выпущен из бутылки: на следующий день после шотландского референдума, Барселона — вопреки Мадриду — назначила дату своего собственного голосования. На 9 ноября этого года.

Андрей Баранов и Евгений Полойко. "В центре событий", Великобритания. 

Другие новости

В других СМИ