Современное нищенство становится похоже на сетевой маркетинг

Теги:  Общество  деньги  москва

С наступлением холодов в столичной подземке появилось больше нищих. Попрошайкам удобнее работать в тёплых вагонах, а не на улице. Вот и путешествуют по составам беженцы из Нагорного Карабаха и Донбасса, матери-одиночки, инвалиды и ветераны всех возможных военных конфликтов последних лет. На улицах свой контингент: старики, цыгане и даже музыканты. Просят одного - денег. И что самое главное - их получают.

Их всех объединяет одно - они профессионально стоят с протянутой рукой. Задеть нужные струны души кому-то помогает скрипка и классика, кому-то слезные истории о тяжелой жизни и нужде, кому-то страшные увечья. Журналист Евгения Пищикова давно наблюдает за попрошайками. По её словам, традиции нищенства остаются неизменными на протяжении веков. Равно как и приемы и способы обработки аудитории. Под Рождество хорошо подают женщины - тут в ход идут драмы и трагедии. Калеки в камуфляже, якобы на войне потерявшие конечности, - прибыльный образ, рассчитанный на мужчин. Недавно Евгения заметила, что попрошайки возродили образ севастопольского солдата. Одно это словосочетание должно настораживать дающих, но нет.

"Сетевые нищие - это как будто бы договор между нищим и обществом. Общество не спрашивает у нищего, действительно ли он из Севастополя, каким образом он умудрился потерять там обе ноги, когда военных действий со Второй Мировой войны там не велось. Это просто такая сказка. Достаточно повязать ленточку и дать человеку подать на вот это вот благородное, державное дело", - говорит Евгения Пищикова.

Современное нищенство все больше похоже на сетевой маркетинг. Встретить побирающегося одиночку сложно. В основном это сеть попрошаек, объединенных под так называемой "крышей". Верхушка иерархии получает большую часть собранных денег. Чтобы собирать больше, сеть постоянно расширяется и подстраивается под настроения общества. И вроде бы, все это понимают, но руки дающих не оскудевают.

"Такого рода нищенство - это как пицца на вынос. Это фастфуд. Никто не говорит, что фастфуд полезен. Но это то, что близко и то, что тебе подносят, это то, что можно сделать без особенного усилия. А с другой стороны, это приносит реальное удовлетворение. Это как бы льстит некой части их души, это поднимает их мнение о себе", - считает Евгения Пищикова.

И этот душевный фастфуд пользуется спросом. Калека Дмитрий зарабатывает в подземке 60 тысяч рублей в месяц. Владимир к своим "коллегам" с физическими недугами испытывает чуть ли не зависть. Без ноги он бы заколачивал куда большие деньги. А так вынужден прикидываться дурачком.

Сергей ногу потерял в результате аварии. Родом с Украины. В Москве своего жилья нет. Мир бродяг и нищих теперь знает изнутри. Со знанием дела рассуждает на эту тему. На своем рабочем месте он с шести утра, уходит ближе к вечеру. Все это время просит милостыню. И кладет на счет. Сегодня - больше трех тысяч рублей. И так каждый день Сергей копит на собственное дело. Хочет стать предпринимателем и торговать игрушками.

На счету юриста Галины Гусовой уже не один спасенный человек, попавший в рабство нищенства. Организаторы сетевого бизнеса  запугивают своих подопечных, часто жертвами таких группировок становятся пожилые женщины. Им обещают заработок и достойную жизнь в Москве. А в итоге забирают документы и свободу.

"Если ты в принципе можешь оказать им помощь не отходя от места, не оставляя их на произвол хозяев, то мы везем их приют, дальше оформляем выездные документы, обычно это граждане Украины. Они возвращаются на родину. А в основном, где-то процентов 50, они уже настолько свыклись с положением своим, почти рабским, что они уже не хотят, чтоб им помогали", - рассказывает директор Русской православной службы, юрист Галина Гусова.

У одного из  столичных ЗАГСов место хлебное. По пятницам на дежурство заступают сразу несколько типов попрошаек - пожилые дамы с животными и без, калека, который перестает хромать как только свадебный кортеж уезжает, и молодая цыганка в интересном положении.

В  итоге каждый получит свое: один - деньги, другой - моральное  удовлетворение, после которого уже неважно, правдой или выдумкой была история нищего.

Кристина Одиноченко, Вадим Тищенко. "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ