Маршал Устинов: последний защитник социализма

Дмитрия Фёдоровича Устинова не зря называют "самым сталинским министром": маршал снискал уважение уже в послевоенные годы. Однако смерть министра обороны СССР породила массу слухов, самыми популярными из которых были версии о ликвидации Устинова.

Загадочная смерть маршала Советского Союза Дмитрия Фёдоровича Устинова, настигшая его 20 декабря 1984 года аккурат после крупных манёвров армий стран-участниц Варшавского договора, до сих пор остаётся загадкой для всех историков и конспирологов во всём мире. Почему Устинов, которого называли "самым сталинским министром", умер при загадочных обстоятельствах сразу после проведения военных учений? Почему вслед за ним с теми же симптомами скончались министр обороны ГДР Гофман (2 декабря 1984 года), министр обороны Венгрии Олах (15 декабря 1984 года) и министр обороны Чехословакии Дзур (16 декабря 1984 года)? Не стала ли эта цепочка смертей первым "звоночком" свержений социалистического строя в странах Варшавского договора и СССР?

На должность Наркома вооружения СССР Дмитрий Устинов был назначен 9 июня 1941 года. Уже в 1953 году он стал министром оборонной промышленности СССР, с 1953 года занимал высокие должности в Совете министров СССР, а в 1965 году стал секретарём ЦК КПСС. Пик карьеры Устинова пришёлся на 1976 год: его назначили министром обороны Союза, и именно в этой должности он служил до самой смерти.

Устинов, в числе прочих, причастен к разработке уникальных систем московской ПВО. Именно он принимал самое активное участие в разработке и модернизации оборонных комплексов. Устинов также ежедневно работал над улучшением обороноспособности СССР, повышением боевой готовности Вооружённых сил и развитием военной науки в целом. Именно Устинов являлся ярым противником сползания мира к термоядерной войне.

Люди, знавшие Устинова, отмечали, что на сон ему хватало четырёх часов, и при этом он всегда был бодр и энергичен. Генерал-полковник Игорь Илларионов, проработавший помощником Устинова без малого 30 лет, вспоминает: "Устинов приезжал на завод по созданию систем ПВО часов в десять вечера. Привычка работать ночью у него осталась с тех пор, как все руководство страны подстраивалось под работавшего по ночам Сталина. Но тот отдыхал днем. А Устинов — никогда. Он спал два-три часа в сутки. Годами! О его визитах как-то узнавали заранее, и все начальники оставались сидеть по своим местам. Приезжает — и пошел по всем цехам. Потом собирает всех начальников в кабинете директора. А уже — третий час ночи. Выслушает всех, сам выступит, что-то дельное подскажет. Потом посмотрит на часы, а уже четыре, и говорит: "Да-а... Засиделись мы сегодня. Вам же еще надо домой пойти, выспаться как следует. Идите, и часикам к восьми возвращайтесь".

В последние годы своей жизни Устинов много и тяжело болел – сказывался возраст. Так, министр обороны СССР перенёс урологическую операцию, а также два хирургических вмешательства для удаления злокачественных опухолей. Также его однажды настиг инфаркт миокарда. Отпечаток на общем состоянии Устинова отложили болезнь и наступившая затем смерть его супруги. Однако же сразу после перенесённых операций и болезней Устинов по старой привычке вставал с больничной койки и, как ни в чём не бывало, продолжал свою работу в привычном военном темпе и с солдатской чёткостью.

Многие эксперты, историки и конспирологи связали смерть Устинова, Гофмана, Олаха и Дзура в единую цепь событий. Оно и неудивительно: все четыре министра стран социалистического лагеря скончались в достаточно короткий отрезок времени. По одной из версий, все они были устранены с помощью "террористической операции", поскольку между ними существовала договорённость о необходимости скорого введения войск в Польшу, где, несмотря на интернирование оппозиции и введение военного положения, политическая обстановка продолжала накаляться. На это указал полковник Генштаба армии Польши Рышард Кухлинский, являющийся по совместительству завербованным агентом ЦРУ. Вместе с тем, противники данной версии считают, что решение четырёх военных министров не было бы совершено без разрешения Политбюро и лично Горбачёва. Также отмечается, что нужды убивать Олаха и Гофмана не было, поскольку Горбачёв уже стал генсеком в СССР, и, тем самым, разрушение социалистического блока уже началось.

Другая конспирологическая версия смерти "самого сталинского министра" гласит о том, что Устинов планировал… уничтожить социализм посредством "чилийского сценария" – то есть, создав в странах Варшавского договора власть военной хунты наподобие диктатуры Аугусто Пиночета в Чили, установленной в 1973 году в результате свержения правления социалистов во главе с Сальвадором Альенде. Один из главных идеологов Перестройки Александр Яковлев так рассказывал об этой версии: "О том, что высший военный генералитет подумывал о военном перевороте в социалистическом лагере (в той или иной форме), существует много свидетельств. Увлекал опыт других стран, когда на пути от тоталитаризма к демократии устанавливалась временная автократия военных. Заговор тогда не удался". Вместе с тем, эксперты призывают не рассматривать слова Яковлева в качестве истины, поскольку они очень часто не соотносились с реальностью.

Так или иначе, именно Дмитрий Устинов в военные и послевоенные годы стал олицетворением обороноспособности СССР и военной мощи государства. В декабре 1984 года Устинов, после возврата с крупных военных учений, внезапно почувствовал себя плохо и был госпитализирован. Впоследствии врачи диагностировали изменения в лёгких и наступившую лихорадку.

Генерал-полковник Игорь Илларионов не связывает смерть министра обороны СССР с какими-либо конспирологическими версиями: "Ничего странного в этом не было. Праздновалась 40-я годовщина Словацкого национального восстания 1944 года. Пригласили всех министров обороны соцлагеря. Устинов там много выступал, а погода была неважная. После митинга всех повезли в горы, где в резиденции на открытой террасе устроили банкет. Дул холодный ветер, и Дмитрий Федорович простыл. Болел он сильно, но все же выкарабкался.  А вскоре в Министерстве обороны проходили ежегодные итоговые сборы. И обычно выступал на них министр. Мы стали говорить Дмитрию Федоровичу, что делать этого не нужно, ведь может выступить первый зам — маршал Сергей Соколов. А он — нет, и все. Мы подключили начальника Центрального военно-медицинского управления Федора Комарова. Тот вколол поддерживающие препараты, и Устинов начал выступать. Минут тридцать говорил нормально, а потом начал ошибаться, чувствую, дело плохо... После совещания Дмитрия Федоровича срочно госпитализировали в ЦКБ. Оказалось, что плохо с сердцем. Сказались и возраст, и работа на износ... Как мне рассказывали, в ЦКБ определили, что надо делать операцию. А раньше, когда Устинов болел, ему прописывали много аспирина и анальгина. И кровь не свернулась. Что только не делали! Примерно 30 человек — его охрана, работники больницы, другие люди с подходящей группой - дали ему кровь. Переливали напрямую. Продолжалось это целые сутки. Но кровь так и не начала сворачиваться...".

Дмитрий Фёдорович Устинов скончался 20 декабря 1984 года. Все советские радиостанции и телестанции более часа вели прямую трансляцию с Красной площади, где проходила траурная процессия, а газеты отвели этой церемонии первые страницы. Многие после смерти Устинова предрекли Горбачёву быстрый закат политической карьеры, однако история распорядилась несколько иначе.

После смерти маршала столица Удмуртии была переименована в город Устинов. Еще при Горбачеве городу вернули прежнее название – Ижевск, это название город сохранил и поныне.

Александр Умрихин, TVC.ru

Новости по теме
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ