Во Франции производителей йогурта оштрафовали на 193 млн за сговор

Теги:  В мире  штрафы  франция

Странам Евросоюза становится все сложнее сохранять единую позицию по вопросу антироссийских санкций. Об этом заявил председатель Европейского совета Дональд Туск. На саммите ЕС в Брюсселе официального решения о продлении санкций, срок действия которых истекает в июле, принято не было. Против этого резко возражали лидеры большой группы европейских государств. Санкции бьют по самой Европе в первую очередь. А там и без того проблем хватает. В том числе и с ценами на продукты из-за монополистов.

Сорок два килограмма в секунду. Согласно статистике, это скорость, с которой Франция поглощает йогурты. По их потреблению Пятая Республика занимает второе в Европе место после Германии. На каждого француза приходится в среднем по 170 упаковок в год. Львиную долю рынка, объем которого приближается к двум миллиардам евро, контролируют всего четыре компании. Все они  — и еще семь игроков поменьше — на прошлой неделе были признаны виновными в ценовом сговоре. Штраф - двести миллионов евро на всех.

"Мы не можем точно определить, какой ущерб был нанесен конечному потребителю, но влияние на цену было существенным. К тому же искусственное завышение коснулось самых скромных покупателей: речь идет о йогуртах, продававшихся под марками магазинов, они на 20-30% дешевле упаковок, на которых стоят  знаменитые бренды", - говорит президент Федерального союза потребителей Франции Ален Базо.

Картель, действовавший на протяжении шести лет, смогли прижать к стене лишь по доносу одного из главных участников. Ничего личного — только бизнес. Контрольный пакет французской йогуртовой компании готовилась приобрести американская корпорация. Адвокаты за океаном решили избавиться от юридических рисков, использовав “политику снисходительности”. Так называется способ борьбы с промышленными картелями, взятый на вооружение Еврокомиссией: любому монополисту, добровольно сдавшему подельников, штраф прощают. Тот, кто придет к следователям вторым, получит скидку, до 40%. Не успевшие раскрыть карты платят по полной.

Топ-менеджеры компаний, входивших в картель, были осторожны в выборе мест для встреч: никаких роскошных отелей или именитых ресторанов, где их могли бы заметить вместе другие представители делового света. Декорациями для сделок между сливками кисломолочной индустрии были загородные трехвездочные гостиницы и неприметное парижское бистро в окрестностях одного из вокзалов. Местная публика и не подозревала, что за соседним столиком решают, во сколько рядовым французам обойдется поход в супермаркет.

Заговорщики предпринимали шпионские предосторожности, пользуясь для нужд картеля чужими сим-картами и арендуя комнаты для переговоров на подставные фамилии, но подвело их то, что одна из компаний, та самая, что в итоге всех сдала, вела подробные протоколы совещаний. В них зафиксированы все условленные перемены ценников: когда и на сколько. Фразы вроде “десерты — плюс три процента, йогурты – плюс четыре, сметана — плюс пять”. Участники сговора пытались списать все на рост цен на молоко, но доказательства корыстного умысла оказались исчерпывающими.

При этом пока одни европейские законы защищают конкуренцию, другие, принятые под влиянием промышленных лобби, ей угрожают. К примеру, монополистам выгодны слишком строгие санитарные правила — их соблюдение оказывается чересчур дорогим для малого и среднего бизнеса. Тем не менее, во Франции антимонопольная структура, не связанная напрямую с правительством, выигрывает один громкий процесс за другим. Пять лет назад досталось производителям чистящих средств, зубных паст и шампуней — штраф 950 млн евро. Санкции касаются равно фермеров, выращивающих цикорий, и сотовых операторов “большой тройки” — они в свое время заплатили в казну полмиллиарда евро за то, что договорились не вводить посекундную тарификацию звонков. Общества защиты прав потребителей требуют от властей сделать следующий шаг. 

"Санкции — это замечательно, но правосудие не может быть восстановлено без компенсаций тем, кто понес непосредственный ущерб, то есть покупателям. Штрафы идут в государственную казну, но вернуть деньги напрямую людям система пока не позволяет. Представьте, что я украл велосипед. Да, я заплачу штраф, но велосипед-то все равно придется вернуть", - объясняет  Ален Безо.

Недавно во Франции стали возможны коллективные иски — теперь группа потребителей может подать в суд на промышленного гиганта и, в теории, выиграть. На практике, впрочем, в случае с йогуртами это почти невозможно: едва ли кто-то сохранял все продуктовые чеки, начиная с 2006 года, а без них размер ущерба не посчитать. На что покупатели могут рассчитывать, так это на снижение цен в условиях восстановленной конкуренции. По прогнозам экономистов, возвращение рынка в естественное состояние займет около полугода.

Андрей Баранов и Евгений Полойко, "В центре событий", Париж, Франция.

Другие новости

В других СМИ