У московских улиц есть свой тайный язык

Теги:  Москва  наука  русский язык

Твербуль, Пампуш, Теплак, Курок и Полстакана. Это не беспорядочный набор кличек - а тайный язык московских улиц. Его описание не найдёшь ни в одном словаре, зато все коренные москвичи или те, кто живёт в столице уже не первый год, язык этот и так понимают. Родившийся на стыке топонимики и филологии, он вобрал в себя и историю, и литературу, и даже музыку.

Если бы московский топонимический сленг вдруг признали официальным языком, то наша жизнь стала бы гораздо увлекательней. И началась бы эта веселая история высоко над землей. "Уважаемые пассажиры! Через несколько минут наш самолет совершит посадку в Домике. Тех, кто следует транзитом через Внучку, встретят на специальной стойке. Остальных  аэроэкспресс доставит до Павлика!"

Добравшись до Павлика, самое время поехать в центр: "Мне на Твербуль, пожалуйста. Туда, где Пампуш".

Повезло с таксистом. Знает, куда ехать. Твербуль - это ж  Тверской бульвар, а Пампуш - памятник Пушкину.

"Чуковский в свое время цитировал двустишие: "На Твербуле у Пампуша ждёт меня милёнок Груша", - рассказывает директор института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз.

Владимир Вишневский - коренной москвич. Путешествовать с ним по столице одно удовольствие. Тайный код сленговой топонимики Вишневский знает прекрасно. Калининский проспект, он же - Новый Арбат, со знаменитой Метлой - "Метелицей" и прочими легендарными заведениями.

Согласно альтернативной - сленговой - карте метро, Красногвардейская - это Краснуха, Бирюлёво - Беверли, Бабушкинская - Бабка, Белорусская - Белка. Спрашивается, какая связь?! Между метро и хвостатым животным? Может, она пассажирам является? Специалисты говорят, народу виднее. А виноваты во всем таксисты.

"Жаргон таксистов передается клиентам. Поэтому возникают такие названия, как  Шарик - для Шеремьетьево, Внучка - для Внуково, менее распространённое для Домодедово - Дед, Детка или Домик иногда. Курок - Курский вокзал, таксисты - это своего рода хозяева города", - говорит Максим Кронгауз

Если предположить, что переименовывают московские достопримечательности именно таксисты, то среди них - сплошь  романтики, поэты и сатирики. Только человек с тонкой душевной организацией мог назвать здание академии наук Медный лоб, недостроенный небоскреб на Вернадского - Синий зуб, дом-корабль  - Титаник, Памятник Гагарину - Штопор и Терминатор.  

Приживутся ли новые названия памятников и площадей, появятся ли на картах и домах? Сложно сказать. Но конкурировать с Сивцевым Вражком, Воздвиженкой или Остоженкой бессмысленно.

Хорошо всё-таки, что топонимический сленг по большей части остаётся неофициальным. При таких проверенных временем названиях. 

Ольга Стрельцова, Дина Самохина, Владимир Петров, Андрей Талалай. "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ