Путин: Россия прошла пик проблем

Теги:  путин  президент  санкции  украина  прямая линия  экономика

Почти четыре часа длилась в четверг "прямая линия" Владимира Путина с жителями России. На встречу с президентом в студию пришли политики, общественные деятели и обычные граждане. По телефону или через Интернет в адрес главы государства со всей страны пришло около трёх миллионов вопросов.

За минуты до старта 13-го для Владимира Путина телемарафона со страной операторы  колл-центра фиксируют:  россияне задали президенту около полутора миллионов вопросов. Такого не было еще никогда. Но и год, минувший с момента предыдущего общения в прямом эфире, оказался насыщенным на события. Тема номер один - ситуация в экономике. Дела у финансовой системы, по сравнению с декабрем 2014-го года, гораздо лучше, но проблем по-прежнему много. Как с ними справляется правительство, спрашивают у Путина.

- Иногда складывается впечатление, что главная стратегия заключается в ожидании отскока нефтяных цен: вот сейчас они подрастут, деньги начнут прибывать в бюджете, и все проблемы решатся сами собой. Это такая, избыточно критическая, оценка деятельности правительства. Можно было бы побыстрее или нет? Наверное, можно было бы пошевелиться побыстрее, это правда. Тем не менее, мероприятия этого плана достаточно продуманы, и считаю, что адекватно отражают современное состояние нашей экономики. Что я имею в виду. Во-первых, план масштабный, предусмотрено на его реализацию 2,3 триллиона рублей, это очень большие средства. Целый набор, большой набор мер, и они начинают реализовываться. Сказать, что мы не видим результата, тоже, наверное, не совсем справедливо. Я понимаю, и цены пока держатся, хотя за март они уже начали сокращаться, это тоже факт, не во всех регионах, может быть, но в целом по стране это очевидная вещь. И рубль стабилизировался и укрепился.

Первые результаты уже видны. Инфляция, зашкаливавшая в зимние месяцы, постепенно снижается. А рубль уверенно укрепился.

- Эксперты видят, что мы прошли пик проблем – с выплатой внешних кредитов нашими банковскими и другими предприятиями из реального сектора, мы провели корректировку курса национальной валюты. И ничего не лопнуло, и всё работает. Да, у нас есть сложности – инфляция подросла, чуть-чуть подросла безработица, – но не так, как в еврозоне – там 11 с лишним процентов, у нас всё‑таки 5,8 пока. Поэтому это всё является определённым вкладом в укрепление национальной валюты.

А потому на выход из кризиса может уйти не два года, как прогнозировали в декабре, а меньше. Во многом этому будет способствовать программа модернизации экономики. Бывший министр финансов Алексей Кудрин спрашивает президента о новой стратегии. С той, что действует сейчас, Россия через несколько лет может оказаться в аутсайдерах.

- Доля российской экономики в мире будет уменьшаться. У нас будет недостаточно инвестиций в технический прогресс, модернизацию. Мы в техническом плане будем за этот период отставать от мира. Вы в своих ответах сказали, что правительство уже делает какие‑то корректировки. Мне кажется, корректировками здесь нельзя выправить ситуацию. Старая модель роста изжила себя, а новая пока не просматривается. Что Вы готовы сделать, чтобы мы смогли создать новую модель роста?

- Уважаемый Алексей Леонидович! Мы с Вами не только вместе очень много лет работали, но и у нас очень добрые, если не сказать, практически дружеские отношения. Во-первых, Вы были одним из авторов программы развития страны и экономики до 2020 года.  Если мы что-то с Вами не предусмотрели, то это, наверное, и наша с Вами, в том числе и Ваша, вина. Но надо исходить из реалий сегодняшнего дня. И здесь рецепты известны: нам нужно создавать лучшие условия для работы бизнеса, нам нужно создавать лучшие условия для частных инвестиций, нам нужно совершенствовать свою кредитно-денежную политику, нам, безусловно, нужно значительным образом улучшить систему управления в стране в целом. Легче перечислить, чем всё это сделать, но, безусловно, делать нужно, как у нас в народе говорят: глаза боятся, а руки делают.

Безусловно, есть вещи, которые в общем и целом хорошо известны, но, как в таких случаях говорят, требуется какая‑то политическая воля. В частности, допустим, правительство в этом году заморозило некоторую социальную индексацию. Я знаю, что Ваши коллеги, те, которые Вашей точки зрения придерживаются, говорят, что этого недостаточно, надо ещё больше это сократить, надо больше заморозить, а может быть, сократить доходы граждан, слишком сильно у нас растут зарплаты, нужно как можно быстрее повысить пенсионный возраст, иначе нам не сбалансировать пенсионную систему, в которую мы постоянно вынуждены из бюджета и из резервных фондов направлять огромные средства. Это всё мешает нашему развитию. Теоретически это, конечно, правильно. Для того чтобы грамотно выстроить экономическую политику, безусловно, нужно иметь голову. Но, если мы хотим, чтобы люди нам доверяли, нужно иметь ещё и сердце и нужно чувствовать, как рядовой человек живёт, как это на нём отражается.

А если мы будем действовать, не обращая внимания на то, что происходит в реальной жизни, тогда, мне кажется, мы очень быстро можем скатиться к ситуации начала 90-х годов, когда будет утрачено, по сути, доверие к власти и мы будем вынуждены затыкать возникшие социальные проблемы гораздо большим количеством денег, чем предусмотрено сейчас на реальное, пусть скромное, но всё‑таки движение вперёд, так, как это было, допустим, при монетизации льгот, когда мы сделали шаг резкий, а потом вынуждены были вытащить из государственного кармана огромные ресурсы и деньгами всё заливать. Чтобы этого не происходило, мы пойдём по такому пути, который сейчас предлагают нам правительство и Центральный банк. Я считаю, что этого достаточно.

Ситуация на Украине волнует большинство жителей страны. Но особенно тех, кто ближе всех живет к ее границам. Вопрос из ростовского города Гуково озвучивает главные опасения.

- Когда были боевые действия, они были очень близко. Неужели будет война?

- Нет. Исхожу из того, что это невозможно. Так что живите спокойно.

Россия, подчеркивает Путин, с самого начала говорит о необходимости мирного решения конфликта.  Ключевое условие - выполнить минские договоренности,  начать политический диалог, отменить экономическую блокаду. Явное нежелание нынешних властей Киева пойти на эти меры президент называет ошибкой. А не допустила ли Россия ошибки во внешней политике по отношению к Украине, задают Путину вопрос.

"Я продолжу эту тему вопросом, который пришёл на сайт нашей программы. В чём причина провала российской политики на Украине, учитывая, во‑первых, что у  России была такая фора в исторической родственной связи с Украиной, во‑вторых, Россия инвестировала в эту страну около 32–33 миллиардов долларов, если в целом эту сумму оценивать, а США – только 5, в чём призналась Виктория Нуланд. Почему мы провалились там?" – спрашивает Путина журналист Кирилл Клейменов.

- Вы знаете, это не наш провал, это провал внутренней политики самой Украины, вот в этом вся проблема. Да, мы помогали Украине даже в очень тяжёлое для нас время. Каким способом? Поставками углеводородного сырья, прежде всего, газа, нефти, по ценам, гораздо ниже мировых, в течение длительного времени, годами поставляли. И действительно, эта помощь, эта реальная экономическая поддержка исчисляется десятками миллиардов долларов, десятками, это без всякого преувеличения. У нас кооперация огромная была, во всяком случае. Надеюсь, она где‑то сохранилась ещё, может быть возрождена. Кроме кооперации торгово-экономические связи очень широкие и разнообразные.

Что произошло? Произошло то, что люди устали от нищеты, от воровства, от хамства властей, от их неуёмной жадности, от коррупции, от олигархов, забравшихся во власть. Люди устали от всего этого. А когда общество и страна скатываются вот в такое состояние, то люди начинают искать выходы из этой ситуации и, к сожалению, частично обращаются к тем, кто, спекулируя на текущих трудностях, предлагает какие‑то простые решения. Среди них националисты. А что, у нас этого не было, что ли, в 90-х годах? Не было вот этого "парада суверенитетов", не было национализма, вспыхнувшего тогда ярким цветом?

Да всё это было, мы это всё проходили! И так везде происходит на самом деле. Вот это произошло в Украине. Этим воспользовались вот эти националистические элементы, всё довели до такого состояния, которое мы наблюдаем сейчас. Поэтому это не наш провал, это провал внутри самой Украины.

Россия и сейчас готова к сотрудничеству с Киевом. И здесь нет никакой попытки политического влияния. Обвинения в имперских амбициях Москвы, которые так часто звучат на западе, оснований под собой не имеют.

Мы не собираемся империю возрождать, нет у нас таких целей, в чём нас пытаются постоянно обвинять. Это нормальный, естественный интеграционный процесс. Весь мир идёт по пути интеграции: вся Латинская Америка, Северная Америка – Канада, США, Мексика, вся Европа, в Азии то же самое происходит, а нам всё время пальцем тычут, что мы империю собираемся возрождать. Непонятно – почему? Почему нам отказывают в этом?

Хочу это подчеркнуть: у нас нет цели возрождения империи. У нас нет имперских амбиций. Но обеспечить достойную жизнь, в том числе и русским людям, проживающим сегодня за границей, в близких для нас странах СНГ, мы можем, развивая взаимодействие и сотрудничество.

Вопросы президенту задают жители Крыма: с транспортным сообщением пока проблемы. Путин говорит, что скоро число паромов увеличат. А цены на авибилеты снизят. Обращаются с просьбой помочь жители пострадавшей от пожаров Хакасии. Президент дает поручение: отстроить все дома к 1 сентября. Другая острая тема - возможное увеличение пенсионного возраста. Экономисты настаивают: если не поднять планку до 65 лет для мужчин и женщин, скоро пенсионные отчисления государство платить будет уже не по силам.

- Готовы ли мы к тому, чтобы сегодня взять и резко повысить пенсионный возраст? Я считаю, что нет. Да, у нас растет продолжительность жизни. Но для мужчин это 65 лет. Ну что же мы поставим возраст выхода на пенсию: это значит, отработал и в деревянный макинтош и поехал? Это невозможно. Наверное мы когда-нибудь подойдем к решению этих вопросов. Но во-первых это нужно делать в открытом диалоге с обществом, нужно чтобы люди понимали, что происходит. Если и делать какие-то изменения по возрасту, то они не должны касаться тех, которые уже практически заработали свои пенсионные права.

Но социальные реформы необходимы. Помощь, считает глава государства, должна стать адресной. Тогда она бы более востребована. чтобы не приходилось с самыми казалось бы несложными вопросами обращаться к главе государства.

Другая проблема в сфере здравоохранения - доступность лекарств.

- Мой ребенок болен острым лимфобластным лейкозом. Для лечения нам необходимы лекарственные средства, которые нам выписывают врачи. С января месяца нам не выдаются эти лекарства, ссылаясь на то, что их нет в наличии.

- По докладам Минздрава, все необходимые препараты закуплены почти на квартал вперед. Правительство выделило на эти цели дополнительно 16 миллиардов. И если это не доходит до людей, то это просто проявления криминального характера, надо выяснить, где это происходит. Обязательно поручу Минздраву этим заняться. Мне нужны данные.

Ответы президента в студии слушают многие видные политические деятели.  Прямая линия для них возможность задать главе государства острые вопросы.

- Владимир Владимирович, мне обещали два вопроса. Первый вопрос – это, конечно, вопрос о трагической гибели Бориса Немцова, которая потрясла меня не только как гражданина. Вы меня поймёте, мы с ним сотрудничали, и до сих пор это, в общем‑то, боль страшная. Поэтому у меня вопрос: как Вы относитесь к тому, как идёт следствие, и есть ли шанс на то, что всё‑таки мы узнаем, кто заказал это дикое убийство, которое больше похоже на террористический акт? И готовы ли, понимая, что его соратники в оппозиции, в том числе и к Вам лично, способствовать тому, чтобы они на равных условиях могли бороться в будущем парламенте за свои места, включая и Навального, и Ходорковского? Потому что критиковать легко, а вести государственную оппозиционную работу в парламенте – это более ответственно.

Второй вопрос: на похоронах Бориса Ефимовича ко мне подходили западные журналисты и задавали этот вопрос, плюс, в Интернете есть информация о том, что Борис Немцов получил некие сведения о присутствии российских войск во время событий на юго-востоке Украины. И на похоронах то же самое – западные журналисты всё время задают этот вопрос. Можете Вы, наконец, раскрыть, ответить уже более детально, всё‑таки были там наши войска или не были?

- Начнём с оппозиции, которая имеет право и возможность участвовать официально и легально в политической жизни: а) конечно, может и должна; б) если они пройдут в парламент на предстоящих выборах, значит, получат поддержку народа, тогда их деятельность приобретёт определённый официальный статус, и они, конечно, тогда будут нести ответственность в известной степени за то, что они предлагают. Правда, Вы человек опытный, в госструктурах работали, знаете: одно дело быть депутатом Государственной Думы в оппозиции и критиковать всё что угодно. Ответственность здесь тоже небольшая, но, тем не менее, это даёт какую‑то трибуну, выводит людей из тени. На мой взгляд, это положительная вещь.

Но всё‑таки в конечном итоге люди принимают решение, голосуют, быть кому‑то в парламенте или не быть. Я считаю, что это было бы положительно.

Теперь по поводу убийства Бориса Ефимовича Немцова. Вы с ним были дружны, Вы с ним поддерживали отношения. Он был резко оппозиционно настроен и ко мне, и к власти вообще. Хотя у нас с ним были достаточно добрые отношения тогда, когда мы с ним общались. Я уже высказывался по этому поводу. Считаю, что это абсолютно позорное явление, трагическое и позорное, – убийство подобного рода.

Как идёт следствие? Могу вам сказать, что буквально через день, полтора, может быть, максимум, следователям и ФСБ, и МВД уже были известны имена исполнителей. Вопрос был только в том, где и как их арестовать. Надо отдать должное нашим специальным органам, это абсолютно объективные данные, связанные не только с камерами наблюдения, связанные с большим количеством возможностей, которые у них появились в последнее время. Не знаю, боюсь сказать лишнего, чтобы здесь не раскрывать современных средств и методов работы наших специальных органов, но в целом, повторяю, вопрос был решён в течение нескольких часов. И в этом смысле они работали хорошо и оперативно, причём сразу по нескольким каналам, и разные службы вышли на один и тот же результат.

Вопрос, удастся ли выйти на заказчиков и есть ли заказчики? Я пока не знаю. Это, конечно, станет известно в ходе той работы, которая сейчас проводится.

И наконец, вопрос, есть или нет наших войск на Украине? Говорю вам прямо и определённо: российских войск на Украине нет. Кстати говоря, о ходе последнего конфликта на юго-востоке, в Донбассе, об этом лучше всего сказал начальник генерального штаба украинской армии, который прямо публично на встрече со своими иностранными коллегами сказал: "Мы не воюем с российской армией". Что ещё добавить?

Многое из того, что пишут сегодня западные СМИ и утверждают политики - не просто неправда, но неправда обидная. У президента спрашивают, как он относится к настойчивым попыткам переписать историю Великой Отечественной.

- В этой истории СССР поставлен на одну доску с гитлеровской Германией, а Красная армия выступает уже не как освободитель, а как оккупант. Владимир Владимирович, Вам как сыну фронтовика каково слышать это и видеть?

- Сложные чувства.  Во‑первых, конечно, невозможно ставить на одну доску нацизм и сталинизм. При всём уродстве сталинского режима, при всех репрессиях, даже при всех ссылках целых народов всё‑таки цели уничтожения народов никогда сталинский режим перед собой не ставил.

Второе, и, может быть, не очень приятное для нас. Всё‑таки мы, не мы, а наши предшественники дали определённый повод для этого. Почему? Потому что после Второй мировой войны мы пытались навязать многим восточноевропейским странам свою модель развития – и делали это силой, надо это признать, и в этом ничего нет хорошего, и это нам аукается сегодня. Кстати говоря, примерно так же ведут себя сегодня американцы, пытаясь навязывать свою модель практически по всему миру, и их тоже ждёт неудача.

- Не самый корректный вопрос, но я спрошу: а враги наши кто?

- Мы – территориально большая страна в целом, по европейским меркам, и по населению большая страна. Мы – страна с огромным потенциалом развития, с большими природными ресурсами. И конечно, мы, безусловно, великая ядерная держава: у нас один из крупнейших, сопоставимый с Соединёнными Штатами, равный практически ядерный потенциал. Поэтому быть нашими врагами и друзьями одинаково почётно.

А если совсем серьёзно, то врагов я уже назвал: это международные террористы, организованная преступность и так далее. Мы никого врагами не считаем.

Россия, подчеркивает президент, открыта миру. Но только в том случае, если к ней относятся с уважением. 

- Вспомните, что происходило в начале 1990-х годов и как Запад рукоплескал Борису Николаевичу Ельцину. Как только он заявил позицию России по Югославии – на него всех собак спустили, я сейчас не буду даже повторять все нецензурные выражения, которые в его адрес звучали тогда. Только стоило сказать о наших интересах, только стоит заявить о своей независимой позиции, тут же всё сразу вылезает.

Но это не значит, что мы должны надувать губы, сердиться на кого‑то, устраняться, изолироваться. Я всегда это повторял и хочу сказать ещё раз: мы хотим сотрудничать, готовы к этому и, кстати говоря, будем делать это, несмотря на позицию некоторых руководителей отдельных стран.

О позиции руководства ряда стран - не приезжать на торжества в честь семидесятилетия Победы - следующий вопрос.

- Это выбор каждого конкретного политического деятеля, выбор страны, которую он представляет. Кто‑то сам не хочет, допускаю, а кому‑то не разрешают из "вашингтонского обкома", говорят: "Нельзя", – они все раз: "Не поедем". Хотя многие хотят. Но это выбор, и мы всегда будем к этому выбору относиться с уважением.

Разговор снова возвращается к экономике. Поддержка сельского хозяйства - сейчас приоритет. Но вот простые фермеры ее не всегда чувствуют. Введенное в ответ на санкции эмбарго, конечно, помогает пробиться на отечественные прилавки. Но в плюсе от этого пока больше поставщики, чем производители.

- Мы за литр молока на заводе получаем 16–17 рублей, когда продаём, а в магазине отборное молоко, такое же, как у меня в руках, стоит 72 рубля и больше. Вопрос: кто зарабатывает больше, тот, кто продаёт, или тот, кто производит?

- Мы уже много раз говорили, даже принимали специальные решения на законодательном уровне об обеспечении интересов сельхозтоваропроизводителей, о месте их товаров на полках торговых предприятий и так далее. Если этого недостаточно, можно к этому вернуться и ещё раз на это посмотреть.

Последнее ваше предложение, или идея, о том, чтобы иметь свои торговые точки. Вы имеете в виду в крупных населённых пунктах, в городах где‑то, да?

- Да, это касается городов.

- Да. И я так понял. О чём идёт речь? О том, чтобы приобрести там торговые площади или разворачивать там, скажем, какие‑то временные рынки, временные торговые точки, передвижные?

- Мы хотим быть ближе к нашему покупателю, то есть ближе… в спальных районах. Существуют же программы продажи чистой воды, стоят небольшие точки реализации. Так же, ну, пять-шесть квадратных метров, чтобы город нам выделял и обеспечивал подключение электроэнергии. Мы поставим нормальный ларёк, который войдёт в градостроительный план, будет всё культурно, аккуратно, согласно всем требованиям СЭС.

- Да, а я и не сомневаюсь. Обязательно такой сигнал мы пошлём руководителям регионов, а они в муниципалитеты. Здесь я вообще ничего не вижу страшного, наоборот, только польза – это продвижение напрямую к покупателю. Действительно, продают и квас, и воду, почему не продавать молоко?

Я с Вами полностью согласен. Обязательно с губернатором на этот счёт поговорю.

Помощи президента просят и строители космодрома "Восточный". Стратегический объект почти готов. Первый пуск уже в сентябре. Но работают бригады сейчас скорее на энтузиазме. Зарплату части сотрудников компания - подрядчик не платит уже четыре месяца.

- Видя безразличие к нам, мы уже отчаялись и просто таким оригинальным способом решили обратиться напрямую к Вам, чтобы Вы нас увидели и помогли в нашей ситуации решить наши проблемы.

- А вам так задолженность по заработной плате и не выплатили? Сейчас какая ситуация с выплатой заработной платы?

- Выплатили 17 процентов от декабрьской зарплаты всему коллективу – это 1123 человека. И сегодня перечислили тем людям, кто здесь охранял, это 70 человек, зарплату примерно 70–80, всем по‑разному получилось от всей задолженности.

- Сегодня выплатили? Видимо, в преддверии нашего разговора.

- Да, и в свете последних событий я хотел попросить Вас, чтобы я лично Вам доложил о последнем выплаченном рубле.

- Хорошо. Как Вас зовут?

- Тюришев Антон.

- А по батюшке?

- Антон Иванович.

- Антон Иванович, значит, мы с Вами возьмём это под двойной контроль: Вы – на месте, а я – здесь, из Москвы.

Хочу отметить, что в своё время Ваш покорный слуга и инициировал эту стройку. И вот те проверки, которые были организованы в последнее время, тоже были организованы по моему поручению. Все сбои, которые сейчас идут и по стройке, и по выплате заработной платы, абсолютно недопустимы, и, безусловно, никто с этим мириться не будет.

За четыре часа, что длилось общение президента с жителями страны, Путин успел ответить на семь десятков вопросов. Всего же их пришло больше трех миллионов. С каждым оставшимся без внимания сейчас продолжат работу в профильных ведомствах.

Новости по теме Прямая линия с президентом

Другие новости

В других СМИ