Путин: российская экономика пойдет на подъем

Теги:  Политика  путин  германия  сми  россия  интервью  крым

Владимир Путин дал большое интервью журналистам издательства Bild в преддверии своего визита в Германию. Во время беседы с журналистами, глава государства затронул вопросы международных отношений, санкций против России, неоправданных с его точки зрения, а также обратил внимание на необходимость строгого соблюдения минских соглашений.

Российский президент свободно общается на немецком, но, встречая гостей, сразу предупредил, раз интервью проходит в России – говорить будет по-русски, отмечает "ТВ Центр". Судя по плотно исписанным листам, в блокнотах немецких репортеров десятки вопросов. И первый: почему 25-летие окончания "холодной войны" ознаменовалось новыми кризисами.

"Я взял из архива беседы того времени советского руководства, 90‑го года, с некоторыми немецкими политиками. Это никогда не было достоянием гласности. Вы будете первыми и ваши читатели, которые узнают про эту беседу 90‑го года. Смотрите, что говорит господин Эгон Бар: "Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию". Это было сказано 26 июня 90‑го года. Господин Бар предлагал конкретные вещи. Он говорил о необходимости создания в центре Европы нового союза. Она не должна двигаться в НАТО. Вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без неё, должна была бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза, и Соединённых Штатов. И вот он говорит: "НАТО, как организация, во всяком случае, её военные структуры, не должны распространяться на Центральную Европу", - сказал президент.

К сожалению, считает Владимир Путин, патриарх европейской политики Эгон Бар не был услышан. После падения Берлинской стены, ставшего символом окончания "холодной войны", раскол Европы так и не был преодолен, а уже невидимые стены просто были передвинуты на восток. В дальнейшем продолжением этой политики стало масштабное расширение НАТО. Создание системы противоракетной обороны, которая продолжает развиваться, несмотря на разрешение проблемы иранской ядерной угрозы. Наконец, кризис на Украине тоже был спровоцирован извне и с определенными целями, одна из которых – ослабление России. А когда наша страна встала на защиту русскоязычного населения Крыма, Запад начал санкционную войну. Теперь немецкие журналисты спрашивают: стоил ли Крым того, чтобы ставить на карту сотрудничество. Ответ Владимира Путина был предельно откровененным.

"Что вы подразумеваете под словом "Крым"?" – уточнил президент.

"Изменение границ", - пояснили немецкие журналисты.

"А я под этим понимаю людей ‒ 2,5 миллиона человек. Это люди, которые испугались переворота, надо прямо сказать, были встревожены государственным переворотом на Украине. Крайне националистически настроенные силы, которые приходили тогда к власти и отчасти, в значительной степени пришли к власти, они просто впрямую начали угрожать людям. И русским людям, и русскоязычным людям, проживающим на Украине вообще и в Крыму в частности, потому что там концентрация русских и русскоговорящих больше, чем во всех других частях Украины. Что мы сделали? Мы не воевали, не оккупировали никого, нигде не стреляли, ни один человек не погиб в результате событий в Крыму. Ни один! Мы использовали Вооружённые силы только для того, чтобы сдержать находившихся там двадцать с лишним тысяч военнослужащих Украины от вмешательства в свободное волеизъявление людей, проживающих там. Люди пришли на референдум и проголосовали. Они захотели быть в составе России", - ответил Путин.

Вопросы об отсутствии существенного прогресса в реализации минских соглашений все время задают Москве, хотя адресованы они должны быть Киеву. Владимир Путин снова отвечает с документами в руках, дословно напоминая, какие договоренности были достигнуты в Минске.

"Все говорят о том, что нужно обязательно исполнить Минские соглашения, и тогда можно пересмотреть вопрос о санкциях. Поверьте мне, это сейчас приобретает характер театра абсурда, потому что основное, что должно быть сделано по исполнению Минских соглашений, лежит на стороне сегодняшних киевских властей. Нельзя требовать от Москвы то, что должен сделать Киев. Например, самым главным во всём процессе урегулирования, ключевым вопросом является вопрос политического характера, а в центре ‒ конституционная реформа. Это 11‑й пункт Минских соглашений. Там прямо записано, что должна быть проведена конституционная реформа, причём не в Москве же должны быть приняты эти решения. Смотрите, я вам отдам на английском языке. Что написано? Пункт 9‑й ‒ восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины на основании закона Украины о конституционной реформе к концу 2015 года, при условии выполнения пункта 11, то есть проведения конституционной реформы", - объяснил президент.

Еще один вопрос о санкциях. На этот раз в переложении на российско-немецкие отношения. Но на поверку, потери от них обоюдные и для Германии даже более существенные. Были сокращены тысячи рабочих мест. Товарооборот сократился почти в два раза – до 40 миллиардов долларов. Для России, в свою очередь, осложнился вход на внешние финансовые рынки. Сыграло свою роль и падение доходов от сырьевого экспорта. Но в этом, убежден Владимир Путин, залог оздоровления экономики. По его словам, власти приняли целый ряд программ, в том числе и по импортозамещению, благодаря которым страна выйдет "на стабилизацию и на подъем экономики".

"У нас сохраняется положительный баланс внешней торговли, и у нас впервые за многие годы значительно вырос объём экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. Это точно совершенно позитивный процесс внутри экономики. Когда цены на нефть высокие, нам очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы. И у нас ненефтегазовый дефицит вырос, на мой взгляд, до очень опасной черты. Теперь мы вынуждены его понижать. И это оздоровляет", - пояснил Путин.

И снова о политике. Владимир Путин напомнил, что о многих сегодняшних проблемах говорил еще в 2007 году на конференции по безопасности в Мюнхене. Немецкие журналисты, в свою очередь, видят в том выступлении некий рубеж, после которого президент России и политика стран стали другими.

"Вы меня спросили: ваш покорный слуга ‒ друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по-другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я президент Российской Федерации. 146 миллионов человек – у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого", - сказал президент.

"Как вы считаете, Россия со своей стороны какие-то ошибки допустила за эти 25 лет?", - спросили российского лидера журналисты.

"Да, допустила. Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным", - заявил глава государства.

Алексей Платонов, "ТВ Центр" 

Новости по теме Санкционная война

Новости по теме Украинский кризис

Новости по теме Крым

Другие новости

В других СМИ