Бунтовщики в Европе: почему Германия грозит Польше санкциями

Теги:  Политика  германия  санкции  польша

Новое издание Mein Kampf Адольфа Гитлера стало в Германии бестселлером. Желание продемонстрировать несостоятельность тезисов Гитлера, а именно этим объясняют переиздание книги, разбивается о нынешнюю европейскую действительность. У единой Европы сегодня другая головная боль - и это даже не мигранты. Из-под контроля уходит Польша. Да так, что Германия пригрозила ей санкциями.

2016-ый год Польша начала эффектно. Пока европейцы неспешно демонтировали рождественские ярмарки, польский сейм уже принимал законы. Сначала власти объявили, что теперь сами будут назначать и увольнять руководителей общественного телевидения и радио. Следом подкорректировали и судебную систему: всего за ночь переписали закон об избрании судей. Снова в свою пользу.

В защиту демократии на улицы польских городов вышли тысячи жителей, передает "ТВ Центр". Поляки требовали от правительства передумать довольно необычно: пританцовывая и распевая песни. А вот в Брюсселе реакция была серьезней. Который день там только и разговоров, что о дерзких поляках.

"Еврокомиссия проведет предварительную оценку последних событий. Власти Польши не уважают обязательные к исполнению решения конституционного суда своей страны. Это серьезная проблема для любого государства, где главенствует закон", - заявил первый вице-председатель Еврокомиссии Франс Тиммерманс.   

Но Польша отчаянно продолжает показывать гонор. Всего несколько месяцев назад к власти в стране пришли новые, радикально настроенные политики: на выборах победили национал-консерваторы из партии "Право и справедливость". Они сразу заявили: мы, хотя и в Евросоюзе, но все же, сами по себе. И обвинили еврочиновников в страшном грехе - в марксизме.

"С точки зрения марксистской философии, мир должен двигаться в одном направлении – к некому миксу культур и рас, и в конце стать идеальной вселенной велосипедистов и вегетарианцев, которых заботит только возобновляемая энергия. Это все имеет мало общего с ценностями Польши", - отметил министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский.

Новый премьер-министр Польши на своей первой пресс-конференции распорядилась убрать из зала все европейские флаги. То, что Польша самостоятельная страна, пани Беата Шидло повторяет при каждом удобном случае. Тем более, теперь.

"Польша вправе принимать суверенные решения, без подсказок, как организовывать работу медиа, как решать политические вопросы.  Сегодня в ЕС, кажется, есть более важные проблемы, на которых стоит сосредоточиться" – указала премьер-министр Польши.

Впрочем, Брюссель как раз эту проблему и считает ключевой. Речь, по сути, идет о бунте против непререкаемой европейской иерархии. "Польша не единственный бунтовщик. Свои особые позиции пыталась отстоять Великобритания, как это пытается сделать Венгрия, как это теперь пытается сделать Польша - это не единичный пример. Это тенденция", - считает председатель комитета Совета Федерации по международным делам  Константин Косачев.

И эта тенденция беспокоит Брюссель. Нынешних бунтовщиков – Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию – он всегда считал своими восточными провинциями, которые по определению не могут и не должны участвовать в принятии решений. Варшаве припомнили все грехи. Причем, обвинения преимущественно звучат на немецком языке.

"Польское правительство считает свою победу на выборах мандатом на подчинение государственного благополучия воле своей партии. Это управляемая демократия в стиле Путина, опасная путинизация европейской политики", - отметил глава Европарламента Мартин Шульц.

"Путинизация" – относительно новый термин в политическом лексиконе Европы. Ярлык для тех, кто пытается отстоять суверенное право решать проблемы страны в ее столице, а не Брюсселе. Это теперь, похоже, табу. Именно Германия в свое время растиражировала понятие Putinversteher – тот, кто разделяет взгляды Путина. Изначально так называли Герхарда Шрёдера и Гельмута Коля. Теперь Европе выгодно использовать слово в качестве оскорбления политиков и целых стран. Но дело даже не в том, что термин давно живет своей жизнью, и ничего общего с российским лидером не имеет. Поляков сложно заподозрить не то что в "понимании" Путина, а в целом – России со всей ее многовековой историей.

"Мне кажется, что в попытках свести разногласия с Россией к личности ее лидера, в них выражается очень поверхностное понимание сути этих разногласий. От персоналий здесь зависит гораздо меньше, сам Путин об этом говорил в последнем интервью газете Bild. Что речь-то не о нем, а о том, что он является лидером 146 млн россиян", - указал Константин Косачев.

Но Берлин, а вместе с ним Брюссель, мало заботятся о корректности используемых терминов. Варшаву продолжат предавать анафеме. Сначала ее забросают предписаниями и указами. А если она не образумится, в ход пустят тяжелую артиллерию – санкции. Ведь Европу волнует  не столько  самостоятельность Польши, наоборот – ее зависимость, но не от ЕС, а от США. Сценарий скандала, который устроила Варшава, возможно, написали именно в Штатах, уверены эксперты.

"Очень высокий уровень сопротивления в Германии американским проектам. Это касается торговой ассоциации с ЕС, и санкционной политики в отношении России. Для того, чтобы сохранять Берлин в поле своего влияния, создается еще один вектор напряжения", - считает политолог Алексей Мартынов.

Что важно, Варшавой правит еще одна непреодолимая сила: исторические комплексы.

"Они хотят быть центром Европы. Они хотят быть центром политическим, экономическим, они хотят быть лидером. Они хотят быть в НАТО. Отсюда - попытки развить отношения с США. Они поддерживают все инициативы США, они готовы размещать у себя их ракеты, лишь бы доказать свою особость", - рассуждает Константин Косачев.

Поляки готовы, по сути, превратить свою страну в чужой полигон. Лишь бы получить шанс переиграть проигранные ими в прошлом политические битвы, и все же построить четвертую Речь Посполитую. Не выйдет, похоже, и теперь. Насколько утопичны такие мечты, по пунктам объяснил полякам совладелец влиятельнейшего журнала Spiegel Якоб Аугштайн.

"На самом деле, речь о культурной борьбе Запада и Востока. И пора признать горькую правду: западным ценностям – либерализму, толерантности, равноправию – противостоят восточные – расизм, невежество, узколобость. Восточная Европа все ближе к России", - отметил совладелец издания Spiegel Якоб Аугштайн.

Для поляков такое сравнение оскорбительно. Но ответить ей нечего. Польша, несмотря на многочисленные амбиции, и впредь будет зависима от Европы. За годы членства в ЕС она получила десятки миллиардов евро помощи. Но, как считают многие даже в самой Польше, утратила свое Я. 

"Я считаю, что на данный момент нет единого мнения, что такое национальная идея для Польши. Большинство польских граждан обеспокоены, прежде всего, состоянием пенсионной системы, состоянием системы здравоохранения, социальной политики - это главные вопросы, которые волнуют поляков", - заявил президент Европейского центра геополитического анализа Матеуш Пискорский.

Скандал, который устроила Польша, заставил убедиться сомневающихся: внутри Европы назрел острейший конфликт, который скоро и просто не решится. Несомненно, водить в этой игре продолжит Германия. Но ей уже будет недостаточно просто подтверждать раз за разом роль лидера. То, насколько Берлин поднял ставки, свидетельствует: партнеров-провинциалов, которых небрежно считали своими марионетками, нехотя признают соперниками. Причем, предсказать, какой ход они сделают дальше, невозможно. Слишком далеко сидит кукловод этой новейшей игры.

Евгения Карих, Татьяна Матюшина, Артем Данцевич, Кирилл Макаров, "В центре событий", "ТВ Центр".

Другие новости

В других СМИ