Эксперты о врагах и друзьях России

Теги:  Политика  сша  сми  россия

Россия всегда находилась под давлением цивилизаций-конкурентов с Запада и Юга, и это давление нарастает. Это цитата, из доклада "Международные угрозы-2016", составленного участниками дискуссионного клуба "Валдай". Угроз не так чтобы уж много, но от этого они не становятся менее угрожающими. США, естественно, главный враг, для Вашингтона ослабление Москвы - стратегическая задача. Но и остальные не отстают.

Соединенные Штаты, хоть и признали главной угрозой Россию, но ни о каких возможных боевых действиях речи не идет. А вот войну экономическую против нашей страны США развернули полномасштабную. Правда, эксперты спорят. Одни считают, что Вашингтон целенаправленно добивается ослабления Москвы, другие – что Америка косвенно наносит по нам удар, добиваясь совсем других задач. В любом случае, цель политики Белого дома, как следует подготовиться, к событиям будущего.

"Слабая, зажатая в глубине континента Россия не будет серьезным экономическим конкурентом и не сможет сформировать альтернативный центр силы в Евразии. Слабая Россия будет бояться китайской экспансии и будет вынуждена стать партнером Америки в ее главном проекте ХХI века — в сдерживании Китая", - говорится в заявлении клуба "Валдай".

Для этого вокруг России создается искусственный "загон" из проамериканских режимов. Это позволит обеспечить Соединенные Штатам глобальное лидерство, от которого американские элиты отказываться не собираются. Эксперты проводят аналогию с бизнесом, в котором лучшая стратегия – устранение конкурентов. Впрочем, это не означает, что наши страны не могут договариваться по ключевым мировым проблемам.

"Какую бы неприязнь не испытывали, американские и российские лидеры друг к другу остаются определенные сферы для общего интереса. Мы эти видим в Сирии. Процесс перемирия и мирного процесса курируется и США и Россией. Мы видим иранскую проблему, когда взаимодействие России и США и Запада в целом, помогли сделать реальный шаг", - говорит политолог Сергей Маркедонов.

Однако это не отменяет той "многомерной" войны, затеянной Штатами с целью измотать Россию, считают эксперты. И единственный выход здесь — перевести игру на другое поле. Операция в Сирии и стала таким маневром. США, запутавшись между двумя противоречащими целями – свергнуть Асада, и при этом не допустить победы запрещенного в России "Исламского государства", вынуждены были принять игру, навязанную Кремлем. Правда, в ходе ее проведения выявилась новая угроза, которую еще полгода назад вряд ли кто-то мог предположить. Уничтожение Анкарой нашего Су-24 сбросило маски с политического руководства Турции. В экспертном сообществе заговорили о возможных дальнейших провокациях со стороны Эрдогана.

"Серьезной угрозой является возможное прямое военное столкновение с Турцией. Но здесь надо отметить, что риск этого столкновения снизился, благодаря политическому маневру Москвы, объявлению о выводе войск. Потому что сам этот маневр сократил для Эрдогана пространство возможностей, с точки зрения прямого вовлечения в сирийский конфликт, и проведение военной операции на территории Сирии", - рассуждает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

Бомбардировки позиций боевиков ИГ стали частью устранения еще одной угрозы для нашей страны – терроризма. Эксперты ставят ее на третье место. Отдать Сирию на растерзание "Исламского государства» означало бы очень скоро встретить его выходцев уже в самой России и на ее границах. Согласно разведданным, из 70 тысяч боевиков — около пяти - это или наши сограждане или граждане стран СНГ. Уничтожить зверя в его логове, как показывает практика, проще и дешевле. Тем более что терроризм – это лишь инструмент наших противников для решения более глобальных задач.

"У радикальных движений такого рода, как правило, есть боевое крыло и есть мирное крыло. Терроризм – это боевое крыло, радикального воинствующего исламизма. Но у него есть крыло, условно мирное, которое реализует те же самые цели, враждебные по отношению к нам, но мирными средствами. Средствами пропаганды, агитации, создания социальных сообществ, сетей, выстраивания радикальных ячеек", - говорит Ремизов.

Такие радикальные ячейки уже обосновались на постсоветском пространстве, в странах Центральной Азии. Возможность появления прямо у наших границ исламского квазигосударства подобного ИГ – еще одна угроза, с которой может столкнуться Россия. В регионе существует целый клубок противоречий, который на первый взгляд абсолютно незаметен.

"Вроде бы этот регион, в отличии от Украины и Кавказа, не давал больших, скажем, межреспубликанских конфликтов. Да, была гражданская война в Таджикистане, внутренняя пятилетняя гражданская война, но пограничные споры не перерастали в какие-то вооруженные противостояния. Если говорить о факторе международного вмешательства, то в отличии опять же от Украины и Кавказа, оно более сложное. То есть, там нет такого, американо-российского формата соперничества", - говорит Маркедонов.

Однако существует соперничество между государствами и этническими группами. Как будет происходить смена власти в странах средней Азии и как в этот момент поведут себя соседи, особенно если учесть, что Китай и Иран не скрывают своего интереса к этому региону. России же в случае конфликта в Центральной Азии придется в него вмешаться, следуя договору о коллективной безопасности. В рамках ОДКБ Москва не сможет остаться в стороне и от возможного возобновления конфликта в Нагоном Карабахе. Непризнанную республику эксперты называют еще одной точкой напряженности, на которую вполне могут попытаться надавить наши противники.

"Армения является нашим союзником по ОДКБ. Даже при том, что субъектом конфликта напрямую, скорее всего, будет Нагорно-Карабахская республика, Армения вряд ли сможет остаться в стороне от него, и отказаться от помощи в данном случае, означало бы обнулить потенциал ОДКБ, как организации по коллективной безопасности. С другой стороны у Москвы нет никакого желания, ухудшать, рвать, обваливать отношения с Азербайджаном", - заявляет Михаил Ремизов.

Еще одна угроза России — замороженный конфликт на юго-востоке Украины. И хотя в рамках Минских соглашений Европа настаивает на мирном разрешении кризиса, Киев стягивает к линии соприкосновения свежие силы. 

"Мы видим конфликт в Донбассе, который после серии балканских войн, является первым серьезным вооруженным противостоянием в Европе. Сейчас много играют с термином "заморозка", "разморозка". Русский язык велик. Я бы сказал "подмороженный" конфликт. Он не "замороженный". "Замороженность" конфликта подразумевает отсутствие динамики и позитивной, и негативной", - говорит Сергей Маркедонов.

На юго-востоке Украины ситуация пока весьма неустойчивая.  Сообщения о случаях нарушения перемирия поступают все чаще. В Киеве не стихает антироссийская риторика, и провокаций в отношении России, скорее всего еще будет множество. И вряд ли в этом отношении что-то изменится. Украинская политика остается под контролем США, для которых Украина лишь инструмент давления на Москву и повод вводить новые и продлять старые санкции. Тем более, что в Вашингтоне, похоже, уверены в их эффективности. Одним из последних такое заявление сделал министр финансов США. Тем более странно звучит критика Белого дома в отношении Москвы в связи с ее отказом принять участие в международном саммите по ядерной программе. Мол, Россия сама себя изолирует. В Кремле, впрочем, уже ответили, что разговор на тему безопасности имеет вести смысл только при взаимном учете интересов. А наша сторона пока этого не наблюдает.

Александр Огородников. Екатерина Симанович. "В центре событий", "ТВ Центр"

Другие новости

В других СМИ