Турция взяла курс на исламизацию

Теги:  Политика  турция  конституция  эрдоган

В Европе "выстроились очереди" из желающих оскорбить Эрдогана. Так оценивают то, что происходит с репутацией президента Турции, и, волей-неволей, репутацией всей страны, на американском портале Al Monitor. Но это нисколько не мешает турецким государственным деятелям еще больше разогревать публику новыми заявлениями.

В Англии популярный журнал Spectator объявил конкурс на "самое оскорбительное стихотворение" о президенте Эрдогане и назначил премию в 1000 фунтов, на которую можно неплохо отдохнуть. Не в Турции, конечно. Голландская  De Telegraaf, глядя на Эрдогана,  видит обезьяну, которая пытается лишить Европу свободы слова. Понятно, что в социальных сетях просто фестиваль демотиваторов. Но это нисколько не мешает турецким "девлет адамлари" - государственным деятелям - еще больше разогревать публику новыми заявлениями. На этой неделе, к примеру, спикер турецкого парламента Исмаил Кахраман выразил свое неудовольствие конституцией страны. По его мнению, она чересчур светская. А господин Кахраман уверен, что Турция нуждается в религиозной конституции. Многие турки насторожились. И не только они. 

Лозунги о светской Турции в считанные минуты сменились криками о помощи. Полиция дубинками и слезоточивым газом разогнала митинг. Самые активные продолжили скандировать, но их задержали.

Эти люди понимают: если конституцию перепишут, как того требует спикер парламента, страна перестанет быть той Турцией, к которой привык мир и ее граждане. И это неминуемо отразится на всех.

"Спикер парламента – должен быть первым человеком в стране, который защищает демократию. А он призывает к созданию халифата", - возмущается один из протестующих.

"Это станет причиной религиозных конфликтов. Вы же видите, что происходит на Ближнем Востоке, все это придет к нам", - вторит другой.

Но председатель парламента и фактически третий человек в государстве считает, что светская Турция свое отжила. Выступая в Стамбульском университете Исмаил Кахраман заявил: ислам должен стать официальной религией. Пусть Франция или Ирландия дают равные права всем богам, в Турции будет иначе.

"В новой конституции не должно быть положения о светской системе. Мы мусульманская страна. Зачем нам отдалять себя от религии?", - заявил Кахраман.

Впрочем, первое лицо государства – президент Эрдоган – поспешил с разъяснениями. Заявление пришлось делать в Хорватии, куда он приехал с официальным визитом. Турция останется светской, и этот пункт в конституции переписан не будет.

"Наш спикер парламента выразил исключительно свое лично мнение. Государство должно одинаково относиться ко всем религиям. Это четко выражено в манифесте моей партии и является частью моей президентской программы", - подчеркнул турецкий лидер.

Другого ответа от Реджепа Эрдогана вряд ли следовало ожидать, однако востоковеды отмечают: нынешний президент идет наперекор принципам, которые почти сто лет назад установил вождь турецкой революции Кемаль Ататюрк. Именно тогда Турция стала светской.

"Ему удалось действительно отделить мечети от государства, ослабить силу мечети и соответственно только так построить более или менее европейскую Турцию. Но, после прихода к власти партии Справедливости и развития Эрдогана началась постепенно ползучая исламизация", - отметил старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктор Надеин-Раевский.

Притеснения религии, как таковой в Турции разумеется не было. Сейчас речь, по сути, идет о восстановлении права одной части народа навязывать свое понимание ислама всем. Ататюрк в свое время снял паранджу с турецких женщин, Эрдоган – вернул, разрешив носить религиозную одежду в офисах и университетах. И это, в общем, мелочь. Деталь антисветской контрреволюции в Турции.

"Это идея о том, что Турция перестает быть страной Кемаля Ататюрка, она становится страной Реджепа Тайипа Эрдогана. Никакого секуляризма, мы исламская страна, мы закончили с нашей историей XX века. Мы возвращаемся к XIX", - отметил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Гарантом светской Турции была армия. Военные по конституции имели право вмешиваться в политику, если появлялась угроза основам государственного устройства. И такие случаи были. Но с Эрдоганом так не получилось. Четыре года назад из конституции это право армии убрали, проведя референдум. А в мае этого года главный закон еще раз будет переписан.

"Мы работаем над текстом. Действующая парламентская форма правления себя исчерпала и не позволяет стране развиваться. Новая свободная, цивилизованная и современная конституция сосредоточится вокруг президентской формы правления", - заявил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу.

Глава правительства имеет намного больше полномочий, чем президент Эрдоган. В действительности же вся власть сосредоточена в руках последнего, и теперь это будет закреплено законом.

"Он бы хотел получить огромные президентские полномочия, полномочия, которые сделали его действительно чем-то типа султана. Такова его кличка, кстати сказать, так его зовет народ", - отметил Виктор Надеин-Раевский.

А у султана должна быть своя империя – продолжатель Блистательной Порты Османской Державы, на обломках которой Ататюрк построил светскую Турцию. По мнению экспертов, это главная идея, которая движет президентом Эрдоганом, и все остальные поступки являются следствием амбиций. Исламизация лишь инструмент.

"Само выступление Кахрамана – это, как бы, проба пера. Вот они забросили вот эту провокационную идею – посмотреть на реакцию общества. Эрдоган имеет претензию и на духовное лидерство. Отсюда все эти дурацкие идеи насчет неоосманизма. Идея которая не находит поддержки за пределами Турции, особенно в арабском мире. Османская империя для них слово ругательное. Но турки этого понять не могут", - пояснил Надеин-Раевский.

Президента Эрдогана, согласно опросам, поддерживает около половины жителей страны, которую Эрдоган обещает превратить в могучую империю.

"Османская империя – она в душе у каждого, кто поддерживает Эрдогана, как великая империя. Одна из величайших империй, которая была в мире. В глубину никто не лезет. Да, был кризис, кризис XIX века. Но, глядишь, сейчас не будет кризиса. Мы сейчас снова станем великими, такими великими, что дальше некуда. Затянуть пояса – затянем. Но ради величия Османской империи. Нельзя это недооценивать", - отметил директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Демонтаж светской Турции – дело очень опасное, предупреждают эксперты. Грань между умеренным и радикальным исламом очень легко перейти. А может быть она уже перейдена? Анкара, ведь, помогает государству, которое многие мусульмане предпочитают называть не Исламским, а Иблисским – дьявольским.

Пётр Вершинин, Александр Ивановский. Мария Богомолова, "В центре событий"

Другие новости

В других СМИ