Ирина Роднина: "Без разницы, за что тебя берут – главное, чтобы не уронили!"

Ирина Роднина – непобедимая, самая прославленная фигуристка планеты, которая, одержав первую победу, не проиграла в своей жизни ни одного соревнования. Она трижды побеждала в парном фигурном катании на Олимпиадах, выиграла подряд 10 чемпионатов мира и 11 чемпионатов Европы! В очередном выпуске программы "Мой герой" Ирина Константиновна беседует с ведущей программы Татьяной Устиновой.

 

 

Маленькая Ира много болела, но воспоминания от детства у неё самые радужные. Ещё бы – большая коммунальная квартира, ватага друзей. А в пять лет родители "отдали" дочку в фигурное катание. И девочка, встав на коньки, сразу поехала! Первые спортивные амбиции появились у Ирины, когда она стала тренироваться у Станислава Жука.

– У меня не получалось выписывать фигуры – "восьмёрки" и "параграфы", – вспоминает  Роднина. – Жук подходил, смотрел на мои фигуры и говорил: "Опять букет моей бабушки!". Таким же бездарным в катании фигур был Саша Горшков…

Почему ученики Жука боялись своего тренера? Неизбежны ли близкие отношения между фигуристами, выступающими в паре?

– Неизбежны! – уверена великая фигуристка. – У кого романтические, у кого просто дружеские. Кто-то попробует эту романтику – понимает, что она не помогает работе… Когда начинается работа, тебе без разницы, за что тебя берут – главное, чтобы тебя не уронили!

Почувствовала ли себя Ирина звездой, выиграв первый чемпионат Европы, а затем и мира? Как она пережила уход к другой партнёрше Алексея Уланова, в паре с которым в первый раз завоевала олимпийское золото? И долго ли привыкала к новому партнёру – Александру Зайцеву?

– Очень быстро всё пошло. Я была более опытная и знающая. А Саша первое время был послушный, – смеётся Ирина.

Вспомнили Татьяна Устинова и её гостья и драматический момент на чемпионате мира в Братиславе в 1973 году, когда остановилась музыка во время выступления Родниной и Зайцева, и они докатали программу под овации зала.

– Когда музыка остановилась, мы проезжали мимо Жука, – рассказывает Роднина. – Зайцев звал его "маршал Жуков". И он сказал нам: "Вперёд!". Мы его услышали. Всё, что кричали девять судей и два рефери, нас не волновало. Рефери свистел, по бортику стучал – требовал, чтобы мы остановились. Нам в результате снизили оценки…

Но пара всё равно взяла золото! Потом было ещё множество побед. И одна, пожалуй, самая главная – рождение сына, Саши Зайцева-младшего. Ведь восемь месяцев беременности Ирина лежала на сохранении!

– Вылежала я его... Я хотела этого. А если я этого хочу, значит, я должна всё сделать, чтобы родился правильный, удачный, здоровый ребёнок... Я родила в конце февраля, а в середине июля мы с Сашей уже поехали на сборы. Помогали и моя мама, и Сашина мама, и моя сестра. Помню, мы приехали с Олимпийских игр из Лейк-Плесида – Сашке как раз год исполнялся. Вваливаемся домой – с коньками, чемоданами, моя мама говорит: "Ой, Сашенька, мама с папой приехали!". А он сразу на нашу фотографию смотрит. Для него мама и папа – это на фото!

На следующее утро – не ест сын! И ничего я сделать не могу. Звоню маме: "Мама, что делать? Сашка не ест!". Она мне говорит: "А ты ему спой!". А у меня слух и голос – когда в детстве хотела маму довести, то начинала петь. Говорю мужу: "Зайцев, давай пой!". А Зайцев кроме частушек – и, естественно, с определёнными словами – ничего не знает. И вот он поёт частушки, а я Сашке кашу в рот засовываю!

Почему Ирина плакала на пьедестале в Лейк-Плесиде? Из-за чего она сравнивает труд фигуриста и работу…повара? Какой совет психолога, работавшего в команде, она запомнила на всю жизнь? И, наконец, как великая фигуристка начала новую жизнь после ухода из большого спорта?

Ольга Драгунова