02:40
  • Пн

Александр Суворов. Последний поход

Александр Суворов: "Букли – не пушки, коса – не тесак, я не немец, а природный русак"

Имя генералиссимуса Суворова неотделимо от славных побед русского оружия – Рымник, Фокшаны, взятие Измаила, итальянский и швейцарский походы... Он был непобедимым полководцем – не проиграл ни одного сражения. К тому же за всю свою карьеру Суворов не подписал ни одного смертного приговора, никого не велел казнить. Он выявил один безупречный закон побед: выигрывает только тот, кто воюет с именем Бога на устах...

Авторы документального фильма "Александр Суворов. Последний поход" обратились к драматическим событиям 1799 года, когда Суворов во главе двадцатитысячного экспедиционного корпуса отправился в свой последний поход в Италию и Швейцарию – спасать притесняемые революционной Францией европейские державы. Чтобы показать всю драму альпийского похода генералиссимуса, съёмочная группа побывала в Швейцарии, Италии, шаг за шагом повторяя путь русской армии.

 

 

В свой поход великий русский военачальник отправился после долгой опалы. Принято считать, что противоречия Павла I и Суворова заключались в том, что император рьяно насаждал в войсках парики, мундиры и палочную дисциплину прусского образца, а полководец был сторонником мобильной армии, в который каждый солдат должен знать свой манёвр. При этом оба были убеждены в своей правоте и оба любили Россию, но понимали эту любовь каждый по-своему.

Суворов был против затеянной Павлом военной реформы. Известно суворовское высказывание: "Букли – не пушки, коса – не тесак, я не немец, а природный русак". Александр Васильевич едко высмеивал павловские начинания, выражая своё недовольство весьма экстравагантно – проще говоря, дурачился. При русском дворе такое позволяли себе только шуты да скоморохи и то с оглядкой на настроение царствующей особы. А Александр Васильевич вёл себя с точки зрения придворных как психически нездоровый человек. Ну, например, разве будет уважающий себя военачальник будить солдат петушиным криком или нелепо застревать в карете из-за неудобно подвешенной на поясе шпаги? Конечно, его дерзкие выходки и ироничные реплики тут же обнаруживались в донесениях самодержцу всероссийскому…

Неудивительно, что вскоре Суворов был отставлен от службы и оказался в опале. Удар был настолько силён, что любимец армии пять дней пролежал без движения – современные врачи диагностировали бы ему микроинсульт. Отставка Суворова и принудительное удержание его в родовом селе Кончанском продолжались около двух лет. Ссылка сопровождалась травлей. На лишённого императорской защиты опального военачальника нескончаемым потоком хлынули претензии казны, всевозможные иски и жалобы…

Но в Европе уже назревала новая большая война: в 1799 году коалиция в составе России, Великобритании, Австрии, Турции, Неаполитанского королевства готовилась выступить против войск французской Директории. Слава Суворова в те времена была такова, что европейские союзники захотели видеть именно его во главе коалиционных войск. И тогда Павел I написал своему опальному генералу неожиданно тёплое, можно сказать, товарищеское письмо: "Граф Александр Васильевич. Теперь нам не время рассчитываться, виноватого Бог простит. Римский император требует Вас в начальники в этой армии и вручает Вам судьбу Австрии и Италии. Моё дело на это согласиться, ваше – спасти их". А отправляя Суворова в очень непростой поход, император, не сдерживая слёз, сказал: "Знаю, по моему порядку тебе воевать не по нутру. Так воюй как знаешь!.."

Почему в Санкт-Петербурге была отменена торжественная встреча вернувшегося из Швейцарии с последней победой Суворова, а сам он вновь попал в опалу? Принял ли император участие в похоронах генералиссимуса? Чей призрак видели заблудившиеся в Альпах путники спустя годы после швейцарского похода русской армии? И, наконец, почему всё-таки солдат будили петушиным криком? Об этом и многом другом зрители канала "ТВ Центр" узнают из документального фильма "Александр Суворов. Последний поход".  

Пётр Лихолитов