За что Владимир Васильев обожал отрицательные роли?

Прославленный артист балета, балетмейстер, хореограф рассказывает о своём московском детстве, учёбе в хореографическом училище вместе с партнёршей и женой Екатериной Максимовой, непростых отношениях с Большим театром и многом другом.

 

 

– Слава тебе Господи, я не живу одним балетом. Иногда балет мне ненавистен даже бывает. Я и живу рвано, и мыслю рвано, и как-то всё это смешивается. Трудно зацепиться за что-то одно и идти куда-то по прямой, – неожиданно признался Владимир Викторович авторам документального фильма. – В настоящий момент я гораздо больше занят живописью или даже какими-то поделками. Но балетом в меньшей степени. Правда, шлейф того, что я сделал, идёт за мной. И, в общем, я до сих пор востребован…

Он родился в Москве 18 апреля 1940 года. И о той самой Москве из детства до сих пор вспоминает с теплотой и улыбкой. Вместе с родителями он жил хоть и в маленькой, зато своей квартире, в то время как дворовые друзья ютились в коммуналках.

В 1958 году Васильев вместе с будущей женой Екатериной Максимовой окончил хореографическое училище. Они оба были приняты в труппу Большого театра и буквально через три недели начали работать. И вот уже 18-летний Васильев вместе с легендарной Галиной Улановой стал танцевать в балете "Шопениана".

– Потом я спрашивал Галину Сергеевну, как я танцевал. Она ответила: "Как танцевал, я не помню, а вот держал хорошо", – с улыбкой вспоминает Владимир Викторович.

Почему он не любил классический балет и за что обожал отрицательные роли? Когда Васильев начал писать стихи? Как рабочая поездка в Париж превратилась в свадебное путешествие для Васильева и Максимовой?

Владимир Васильев и Большой театр – это та эпоха, в которой было много счастья, и которая завершилась несчастьем. Он много танцевал на легендарной сцене, а в 1995 начал работать художественным руководителем балетной труппы и директором Большого театра.

– Может показаться, что я настолько честолюбив – а я на самом деле честолюбивый человек, но только в своей профессии, творчестве и больше ни в чём – что хотел командовать всеми, хотел власти. Всё это ложь, неправда. Мне и в голову не приходило быть во главе такого театра, как Большой.

Зачем же он согласился взять на себя такую ответственность? В чём его обвиняли? Из-за чего теперь он чувствует себя посторонним в Большом театре? Как он пережил потерю любимой женщины?

Юлия Палагина