В Британии и Бельгии разгораются "королевские" скандалы

Как выбить признание в родстве с монархами?

31 января  ровно в полночь по центральноевропейскому времени - в Москве это будет уже субботу - Великобритания наконец-то покинет Евросоюз, спустя почти четыре года после того, как британцы проголосовали за Brexit на референдуме в июне 2016 года. Выходит под залпы салюта и специальное торжественное обращение премьера Джонсона. Британцы действительно отмечают "Брекзит" как большой праздник, хотя слишком долго тянувшаяся история унесла два кабинета министров и разделила страну.

Впрочем, сейчас подданных Её Величества, изрядно подуставших от этого выходим-не выходим, волнует совсем другая тема. Только-только спала волна, вызванная уходом из королевской семьи любимого внука Гарри, как выяснилось, что ряды Виндзоров могут пополниться новым членом. Причем таким, который изрядно подправит список наследования. И речь не о скором рождении малыша.

В истории британской монархии такого ещё точно не было – в Австралийский верховный суд подан иск на сына самой королевы Елизаветы II. Австралиец Саймон Дорант-Дэй хочет выбить через суд ДНК Чарльза и его жены Камиллы, чтобы доказать миру, что именно они являются его родителями, передает "ТВ Центр".

Уверенность Саймона опирается исключительно на воспоминания его бабушки, которые претендуют на сверхсенсацию, потому что, если верить тем рассказам, то события при дворе разворачивались как в настоящей сказке. Так вот, в шестидесятых годах некая Уинифред и её муж Эрнест работали на Виндзоров - исполняли обязанности повара и садовника – и были на хорошем счету. А в 1968 году Уинифред вдруг заставляет свою дочь экстренно усыновить младенца, непонятно откуда взявшегося, и увезти его из Британии в Австралию. Есть и ещё один важный нюанс – хотя по официальным данным, принц Чарльз познакомился с Камиллой только в 1971 году, но по свидетельствам светских хроникеров, девушка впервые появилась в высшем обществе в 1965 - на одном из аристократических приемов. И именно тогда завязался их бурный роман. Если всё это правда, то рождение Саймона в 1966 году - вполне логично и не противоречит хронологии.

Роман Чарльза и Камиллы, по одной из версий, был разорван по требованию Елизаветы II. И, как предполагает Саймон, появления ребёнка в тех отношениях королева естественно просто не могла допустить, поэтому младенца два года скрывали, а потом отправили с приемной семьёй в Австралию. Впрочем, несмотря на то, что в 2005 году, пронеся свою любовь через всю жизнь, Чарльз и Камилла всё же официально обручились, они вряд ли сейчас захотят, а возможно им и не позволят воссоединиться ещё и с сыном – пусть и 53-летним.

Генетическая экспертиза наверняка никогда не состоится ещё и потому, что в случае положительного результата Саймон не только обогатится, но и на правах уже старшего сына устроит перестановку в очереди на королевский престол. Рядовой инженер из Австралии займёт сразу второе место – вклинится между отцом Чарльзом и братом Уильямом. Поэтому, скорее всего, Елизавета II просто продолжит делать вид, что ничего не знает о внезапно объявившемся внуке. Историки намекают, что у королевских особ на подобные скандалы иммунитет, который тоже передаётся по наследству.

Но сегодня у внебрачных детей больше шансов добиться признания. Современная медицина и современное законодательство творят настоящие чудеса. К примеру, буквально на этой же неделе бывший король Бельгии Альберт II после многолетней судебной тяжбы был вынужден признать внебрачную дочь. Художница Дельфина Боэль – сейчас ей 51 год – на протяжении семи лет, сразу же после того как король отрёкся от престола в пользу старшего сына, судилась с Альбертом за право называться его биологической дочерью. Так вот только жесточайшее решение суда смогло сломить 85-летнего папашу. Его обязали выплачивать Боэль компенсацию - аж по 5 тысяч евро в день – до тех пор, пока он не согласиться пройти экспертизу ДНК. Жадность сделала своё дело – король сдал анализы и они, к его сожалению, доказали родство. Теперь Боэль должна не только получить титул принцессы, но и наследство - более 200 миллионов долларов. Но, как утверждает адвокат Боэль, она боролась вовсе не за деньги.

Впрочем, хотя Боэль и отстояла свой статус, но родительской любви от Альберта II она, конечно же, не добилась. Он смирился с генетическим родством – но называть женщину – дочерью отказывается.  Удивительно, но вот князь Монако Альбер II – напротив оказался вполне приличным отцом. Он хоть и признал свои внебрачных детей – мальчика и девочку – после экспертиз и судов, но всё же поддерживает с ними отношения – достойные уважения. Впрочем, не исключено, что князь так спокойно принимает всех небрачных детей только потому, что по законам Монако претендовать на престол могу наследники, рождённые только в законном браке. Но, в любом случае, как рассказала в интервью старшая внебрачная дочь Жасмин – папин дворец для всех детей всегда открыт и у каждого даже есть своя комната. Кстати, красавица Жасмин уже начала монетизировать гены, полученные от бабушки Грей Келли. Она поёт и снимается в сериалах, и с удовольствием рассказывает журналистам о своих титулованных родственниках.

Выбить признание в родстве с монархами серьёзно настроен и испанец Альберт Сола Хименес – он утверждает, что является внебрачным сыном экс-короля Испании Хуана Карлоса I. Король уже оставил престол, а значит с ним тоже можно судиться. Но пока Альберто лишь пишет письма, которые всегда начинаются одинаково "дорогой отец". Король ответил лишь однажды – откупился смешной суммой, дал понять, что на большее рассчитывать не стоит. Так что ситуация уже близка к своему пику и вот-вот должен разразиться новый скандал стоимостью в сотни миллионов долларов. В общем, королям и принцам в современном мире выживать крайне сложно, все слишком умными стали, и каждый бастард норовит сбить корону.

Вера Щирова, "В центре событий", "ТВ Центр".

Все самое интересное - в нашем канале "Яндекс.Дзен"
Новости по теме
Камилла Боулз и принц Чарльз
Камилла Боулз и принц Чарльз
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ