"Тот самый Мюнхгаузен": кто кричал "Ахтунг"?

В конце 1970-х Марк Захаров, воодушевлённый успехом своей картины "Обыкновенное чудо", мечтал снять новый фильм и показать его в новогодние праздники. Он долго ломал голову, чем же удивить телезрителей, пока не узнал, что его друг Григорий Горин написал пьесу о бароне Мюнхгаузене – "Самый правдивый". Так была найдена основа для будущей ленты. Справедливости ради надо отметить, что первым Мюнхгаузеном в постановке по пьесе Горина был актёр Владимир Зельдин – он играл барона на сцене Театра Советской армии. Его Мартой была Лариса Голубкина. Но, конечно, теперь все ассоциируют Мюнхгаузена исключительно с Олегом Янковским. А ведь Янковский мог и не получить эту роль.

– Вокруг него у нас с Григорием Гориным были некоторые тревоги, – признаётся в программе Марк Захаров. – С одной стороны, мне подсознательно хотелось, чтобы его играл Андрей Миронов, с которым я был связан очень, восхищался его талантом. Но был свой театр – "Ленком", и мне хотелось, чтобы как можно больше людей из него снялись.

Из артистов труппы театра Захарова на роль Мюнхгаузена подходил только Олег Янковский. Но худсовет киностудии "Мосфильм" категорически сказал "нет". Не понравился выбор режиссёра и сценаристу Горину. По книге персонаж Мюнхгаузена был человеком в возрасте, у которого был взрослый сын. Янковскому же на момент съёмок исполнилось всего 35 лет. Но на подобные несоответствия Захаров махнул рукой и решил рискнуть.

 

 

Поиск актрисы на роль Марты оказался не менее мучительным, чем выбор Мюнхгаузена. Режиссёр отстаивал актрису Татьяну Догилеву, другой претенденткой была Ирина Мазуркевич. Но руководству Госкино понравилась кандидатура Елены Кореневой. Её в итоге и утвердили.

Роль Якобины сыграла Инна Чурикова, а её сына Феофила – Леонид Ярмольник. И хотя своим попаданием в картину Леонид во многом обязан Инне Михайловне, на съёмочной площадке она ему спуску не давала. Причём доставалось Ярмольнику как морально, так и физически.

– Я говорю: "Надо дать пощёчину", она даёт Ярмольнику пощёчину, – рассказывает в программе Захаров. – Первый дубль, второй. Всё сильнее пощёчины, но он терпит. Потом Инне Михайловне это так понравилось, что она стала импровизировать и в других сценах. Чуть что не так – такая смачная пощёчина Леониду Исааковичу. Но он терпел…

Но, пожалуй, самые сильные и эмоциональные эпизоды достались всё-таки Янковскому. Вспомните хотя бы последнюю сцену фильма, когда Мюнхгаузен поднимается по лестнице в небо. Вот только сценарист Григорий Горин был не очень доволен финалом.

"Оказывается, Олег Янковский невольно изменил текст, придуманный драматургом: его герой произносит фразу: "Умное лицо – ещё не признак ума, господа!" А в оригинале было "серьёзное лицо". Горин просил переозвучить этот фрагмент. На что Захаров отрицательно покачал головой и ответил: "Пусть всё идёт, как идёт". Так фильм и вышел", – говорит шеф-редактор программы "Тайны нашего кино" Юлия Микитенко.

Реальный барон Мюнхгаузен жил под Ганновером в Германии. В конце 70-х годов прошлого века эта территория входила в состав капиталистической ФРГ, поэтому куда проще было организовать съёмочный процесс по другую сторону берлинской стены, в дружественной социалистической ГДР. Так маленький немецкий городок Вернигероде навсегда вписал себя в историю советского кинематографа. Туда отправилась и съёмочная группа Ивана Усачёва, чтобы показать телезрителям знакомые по фильму пейзажи. Впрочем, в картине были запечатлены не только пейзажи, но и местные жители.

Хотя о немецкой дисциплине ходят легенды, зарубежные артисты попортили немало крови режиссёру Захарову. Из-за чего Марку Анатольевичу пришлось кричать "Ахтунг!"? Чем советским актёрам запомнились заграничные съёмки? Зачем Янковский вёз в ГДР контрабанду – банку чёрной икры? И как Ярмольник сломал палец Александру Абдулову?

Юлия Палагина



Мы в социальных сетях

Не показывать больше это сообщение